АВАНГАРД
КРАСНОЙ МОЛОДЁЖИ  

ТРУДОВОЙ РОССИИ


Официальный сайт "Авангарда Красной Молодежи Трудовой России" | www.TRUDOROS.narod.ru | trudoros@narod.ru | Обновление от 01.01.07


Актуальные стихи Гунько

 

   Ивановы, Петровы, Володины —

   горделивый когда-то народ —

   как же это случилось, что Родину

   чуть не каждый из вас предаёт?

   Что за пойло сварили вам жуткое,

   из каких окаянных корней,

   если думать вы стали желудками,

   наподобие диких зверей?

   Обольстили вас вороги баснями,

   и случилась такая беда,

   что, пылая страстями колбасными,

   вы лишились любви и стыда.

   И, ликуя, как те краснокожие,

   что продались за дюжину бус.

   до такого позора вы дожили,

   так жестоко унизили Русь!

   Захотелось вам цивилизации,

   да не той, что культуру несёт,

   той, где акции и резервации,

   той, что соки из мира сосет!

   Вы прильнули душой не к Бетховену,

   вас пленил не Уэллс и не Спок.

   Фунты стерлингов, марки и доллары -

   вот где ваш отвратительный Бог!

   Завладел вами

   собственник сытенький,

   ослепил бриллиантовый блеск,

   просвистали вы совесть на митингах,

   на Державе поставили крест.

   Москвичи, севастопольцы, омичи,

   что ж теперь принялись вы трубить,

   будто это одни Рабиновичи

   умудрились страну загубить?

   Будто это не вы разбежалися

   врассыпную по теплым щелям,

   когда в августе слово «товарищи!»

   линчевал торжествующий хам!

   Сколько вас,

   фантастически глупеньких,

   но безмерно довольных собой,

   лжепророков и горе-заступников

   волочило страну на убой!

   Журналисты, юристы, писатели —

   ненасытный откормленный сброд,

   как же вы оплевали, изгадили,

   как растлили великий народ!

   И в хозяйчики кинулись мальчики,

   в кулаки поползли мужики,

   красны девки рванули в шалманчики,

   и на паперть пошли старики.

   И страну, баснословно богатую,

   оболгав, разорили до тла.

   Без вины, как всегда, виноватая,

   тихо стонет Россия моя.

   Знать до самого края доехали —

   всюду лжец, лихоимец и трус.

   Ивановых полно. Только некому

   защитить горемычную Русь...

 

   Декабрь 1991 г.

 

   АМЕРИКА

 

   Из нищей, голодной, холодной России,

   где дай Бог порою пригоршню лапши,

   швырнула судьба меня к “жизни красивой”,

   где от изобилия пузо трещит,

 

   Где носят такие улыбки на лицах,

   что ты за улыбкой не видишь лица,

   где море соблазнов, как перья Жар-Птицы,

   сверкает и дразнит тебя без конца.

 

   Америка!.. Злиться? Молчать? Восторгаться?

   Заплакать вдали от родных берегов?

   Богатство, богатство, еще раз богатство,

   но кроме богатства, увы... ничего!

 

   Я пил кока-колу, катался на “фордах”.

   Лос-Анджелес, Хьюстон... Какие слова!

   Давила Америка сытостью гордой,

   да так, что кружилась порой голова!

 

   Я даже боялся — а вдруг спотыкнуся

   и где-то во мне обнаружится брак,

   и, как у буржуйчика, всей моей сутью

   вдруг станет кишечно-желудочный тракт.

 

   Но, право, чем больше я ел шоколада,

   скользил по бредово-роскошным коврам,

   тем было яснее, что нет, мне не надо

   всей этой малины, что я не отдам

 

   За эти витрины, за эти улыбки,

   за весь этот сыто ликующий быт

   ни самых трагических наших ошибок,

   ни самых пронзительных наших обид.

 

   Что было — то было. Я знаю, я верю,

   что нету ненужных в Истории глав,

   и только затем торжествует Сальери,

   чтоб стало яснее, что Моцарт был прав!

 

   Я знаю, Америка, как ты жирела.

   Я знаю, откуда богатство твое.

   В нем слезы Гренады, в нем муки Кореи,

   в нем горе Вьетнама к отмщенью зовет.

 

   В нем пепел Багдада, в нем ад Хиросимы,

   в нем смерть миллионов голодных детей.

   В нем ныне и горькая участь России,

   попавшей в объятья паучьих сетей.

 

   И так мне хотелось от этих комфортов,

   от этих постыдных, бездушных богатств,

   побив все рекорды, свободным и гордым,

   летящим, как пуля, оленем бежать.

 

   В Россию! Скорее в родную Россию,

   где дай Бог порою пригоршню лапши,

   но столько для русского разума силы,

   и столько работы для русской души!

 

   Лос-Анджелес. Сентябрь 1992 г.

 

   КРИК НА ВАСИЛЬЕВСКОМ СПУСКЕ

 

   «Пора! Приди, Пророк!»

   С. Надсон.

 

   По десять и более часов в мороз, жару, ливень стояли тысячи людей на Васильевском спуске, умоляя депутатов остановить Еаьиина. Кричали до потери голоса, старики падали в обморок. И мало кто понимал, что всё уже предано и продано.

 

   Я говорю окровавленным сердцем:

   Клятвопреступник,

   нравственный урод,

   чудовище, зовущееся Ельцин, —

   оно должно взойти на эшафот!

   Что ж ты молчишь,

   народный депутат?

   Я говорю с тобой,

   как с братом брат!

   Я говорю от имени страны,

   что вынесла все тяготы войны,

   весь мир спасла,

   кормила полземли,

   а ныне виновата без вины!

   Я говорю от имени людей,

   чью жизнь и землю

   осквернил злодей,

   тот, что измучил голодом детей,

   жён оскорбил, унизил матерей!

   Услышь меня, народный депутат!

   Ты в этом горе тоже виноват!

   Ты подлецу не перерезал путь.

   Так перережь!

   Так сделай что-нибудь!

   Хоть что-нибудь,

   чтоб этот натиск смерти

   остановить!

   Хоть что-нибудь,

   чтобы Россию Ельцин

   не мог убить!

   Чтоб не дошла она

   до топора,

   хоть что-нибудь

   свершить тебе пора!

   Восстань же, наконец!

   Спаси! Останови!

   Прошу тебя всей силою любви,

   прошу тебя всей силою печали,

   всем тем,

   что в жизни дорого тебе, —

   взгляни же, наконец,

   как мы устали,

   как мы измучены

   в безвыходной борьбе!

   Теперь иль никогда!

   Сознанье умирает!

   Стыд гаснет! Совесть спит!

   Одно ничтожество

   свой голос возвышает!

   Что ж ты молчишь!?

   Приди!

   Восстань!

   Спаси!

 

   1992 г.

 

   Пикет на Васильевском спуске у Кремля.

   * * *

   Когда воры кричат: “Держи вора!”,

   когда для Правды вырыта могила,

   а для тебя вонючая дыра

   на дне “цивилизованного мира”,

 

   И я тебе: “Остановись! — ору, —

   Хотя бы пять минут меня послушай.

   Тебе же по заданью ЦРУ

   телелжецы кастрировали душу!

 

   Пойми — тот “рай” совсем не для тебя.

   Он для акул, а ты — всего голавлик.

   В один момент они тебя съедят

   и косточек на память не оставят!”.

 

   Но ты, наевшись досыта газет,

   и разум отравив их желтым бредом,

   спешишь в демократический клозет

   за долгожданным западным обедом...

 

   Когда я так хочу тебя спасти,

   но не могу и падаю в бессильи,

   тогда в последний раз шепчу: “Прости!

   Прости, что я такой плохой Мессия!”

 

   Прости меня, что в этот страшный миг

   до сердца твоего не достучался,

   в твой прокаженный разум не проник

   и для души не отыскал лекарства!

 

   Ты так спешил скорей попасть под нож,

   ты так надменно отвергал спасенье,

   так Правду гнал и так лелеял ложь,

   так занят был безумным разрушеньем,

 

   Что я устал просить и убеждать,

   устал перед тобою унижаться.

   Ты победил! Вкуси же благодать

   голодных африканских резерваций!

 

   Веди детей и внуков на убой,

   круши страну без страха и сомненья,

   к судьбе народа повернись спиной,

   но в час расплаты не проси прощенья!

 

   Январь 1993 г.

 

   НАШ СТАЛИНГРАД

 

   На Васильевском спуске живая стена.

   Это Совесть России стоит.

   Это горе и скорбь, это гнева волна.

   Это бой от зари до зари.

 

   От зари до зари мое горло в крови.

   Я кричу что есть сил: “Депутат!

   Депутат, посмотри — вся Россия горит!

   Наступает последний парад!

 

   Депутат, посмотри, как, хрипя и звеня,

   чуть не плавится мой мегафон.

   Поддержи же меня! Пусть добавит огня

   из Кремля твой второй микрофон!

 

   Микрофон — пулемет! Мегафон — огнемет!

   Нет другого оружья у нас!

   Но придет светлый час, и великий народ

   уничтожит зловонную мразь!

 

   Ты пойми, депутат! Это наш Сталинград!

   Ты пойми, депутат, это — он!

   Бьет Россия в набат! Так ни шагу назад!

   Мы — ударный ее батальон!”.

 

   ...Как у Дома Советов живая стена,

   Это Совесть России стоит.

   Это горе и скорбь, это гнева волна,

   Это бой от зари до зари...

 

   Март - Октябрь 1993 г.

   « « «

   Люди добрые! Что ж вы молчите?!

   Вас же гонят, как скот, на убой.

   Чертом меченый змей-искуситель

   вашу Родину сделал рабой.

 

   А последыш его мутноглазый,

   тот, что назван в народе “бревном”,

   тот, что пропил и совесть и разум,

   тот, что вас ненавидит давно,

 

   Он с краев поджигает Россию,

   и все жарче пылает костер.

   Смерть давно уже так не косила

   ваших братьев и ваших сестер.

 

   Посмотрите вокруг. Сколько горя!

   Сколько слез и безвинной крови!

   Это вашей судьбой станет скоро,

   вам пора бы проснуться, а вы...

 

   Чем вы заняты? Сплетнями, блудом,

   бесполезною тратою сил.

   Вашим разумом правит желудок,

   душу заячий страх погубил.

 

   Вас позорят — вы смотрите тупо.

   Вас линчуют — а вы ни гу-гу.

   Люди вы, черт возьми, или трупы?!

   Вот чего я понять не могу!

 

   Люди добрые! Русские люди!

   Стыдно слышать и горько смотреть,

   как вы терпите подлость Иуды,

   как молчанием кличете смерть.

 

   Люди добрые! Вас же миллионы!

   Вы же — сила! Тряхните плечом!

   И, как пух с тополей, хамельоны

   полетят, не прося ни о чем.

 

   Так очнитесь и сделайте выбор,

   пока можно еще выбирать —

   либо в бой за Отечество, либо

   под чужим сапогом умирать!

 

   Апрель 1993 г.

 

   АНТИЛЮДИ

 

   В каких же щелях тараканьих

   сидели вы семьдесят лет,

   с каким нетерпением ждали,

   чтоб выползти дружно на свет!

 

   О, как вы, должно быть, устали

   рядиться в невинных ягнят,

   храня в переполненном жале

   годами накопленный яд!

 

   И вот совершилось! Повсюду

   пробил черный час паука,

   и выползли вдруг антилюди

   с охапками денег в руках.

 

   И предали все ради денег,

   и мир погрузился в порок,

   и, словно маньяк-шизофреник,

   в кровавом бреду изнемог.

 

   И, кажется, сил нет от мрази,

   от лжи и разврата спастись,

   очистить святыни от грязи,

   убрать скорпионов с пути.

 

   И, кажется, вечным он будет,

   смердящий торгашеский пир,

   и что навсегда антилюди

   всучили нам свой антимир,

 

   Где царствует антисвобода,

   кощунствует антилюбовь,

   и льются для антинарода

   потоки чужих антислов.

 

   Но вечно не может на “анти”,

   на подлости, лжи, на крови,

   держаться засилье мутантов,

   и скоро узнаете вы,

 

   Что значит — дошло до предела,

   когда разъяренный народ

   в борьбе за великое дело

   большую дубину возьмет.

 

   И так неформально обслужит,

   что снова захочется вам

   без шума ненужного дружно

   бежать по заветным щелям.

 

   Бежать поскорей, пока целы...

   Но мы, поумнев во сто крат,

   на сей раз задраим все щели

   пред тем, как начать Сталинград.

 

   Закроем все наши границы,

   чтоб не было трещин и дыр.

   И тот, кто намылился в Ниццу,

   поедет пахать в Анадырь!

 

   За каждый украденный рубль,

   за все, что изгадил, сломал —

   в товарный вагон и на уголь,

   на камень, на лесоповал!

 

   За то, что на нашу свободу

   поднять свою руку посмел,

   за страшное горе народа,

   за тысячи павших — расстрел!

 

   И даже лишь трусостью только,

   молчаньем предавший страну,

   за это ответит, и горько

   при этом придется ему.

 

   Ни хитрость, ни божия милость,

   ни деньги врагов не спасут,

   и будет сама Справедливость

   вершить этот праведный суд.

 

   И пусть в дикой злобе лютует,

   пусть на уши станет злодей,

   но мы нашу землю святую

   очистим от антилюдей!

 

   Мы всех паразитов достанем,

   И ясно поймет каждый гад,

   сколь добрым когда-то был Сталин,

   и в этом лишь был виноват!

 

   Январь 1995 г.

 

Прислала Наталья Кузьменко

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Трудовая Россия и АКМ-ТР @ 2004-2006 trudoros@narod.ru