АВАНГАРД
КРАСНОЙ МОЛОДЁЖИ  

ТРУДОВОЙ РОССИИ


Официальный сайт "Авангарда Красной Молодежи Трудовой России" | www.TRUDOROS.narod.ru | trudoros@narod.ru | Обновление от 01.01.07


Промышленность отправляют на перерыв

 

   ФСБ останавливает предприятия в регионах проведения матчей ЧМ-2018

   Как стало известно “Ъ”, ФСБ начало массово предупреждать российские предприятия о необходимости остановки на период чемпионата мира по футболу и даже, возможно, подготовки к нему. Таким образом, производство может прекратиться почти на два месяца — с середины мая до середины июля. Силовики ссылаются на постановление правительства и указ президента об усиленных мерах безопасности. Но промышленники называют меры избыточными, несущими огромные убытки, а в ряде случаев просто технологически невозможными.

   В распоряжении “Ъ” оказалась письмо от 16 января, которое получил руководитель одного из крупных химических предприятий нижегородской области от регионального отделения ФСБ. В документе говорится, что работа завода должна быть остановлена на период проведения чемпионата мира по футболу (состоится с 14 июня по 15 июля).

   Силовики ссылаются на указ президента РФ от 9 мая 2017 года и постановление правительства РФ 9 июня 2017 года о применении усиленных мер безопасности в рамках чемпионата, поясняя, что на время мундиаля утверждены специальные правила.

   По ним прекращается работа «опасных производств и организаций, в которых используются источники ионизирующего излучения, опасные химические и биологические вещества, радиоактивные, токсичные и взрывчатые вещества» во всех регионах, где проходят матчи. Это Нижний Новгород, Москва, Санкт-Петербург, Калининград, Казань, Самара, Саранск, Волгоград, Ростов-на-Дону, Сочи и Екатеринбург.

   Руководитель компании должен издать приказ о прекращении работ и согласовать его с «региональным межведомственным оперативным штабом». Приказ должен содержать перечень участков, цехов и оборудования, которое будет остановлено. Если временно прекратить деятельность предприятия невозможно, то в штаб необходимо направить объяснение и указать, какими могут быть последствия при чрезвычайных ситуациях — экологические и возможное количество жертв.

   На химзаводе “Ъ” уточнили, что режим приостановки деятельности просят ввести не только на период проведения матчей (в Нижнем Новгороде — с 18 июня по 6 июля), но и на время подготовки к ЧМ с 14 мая. В компании подчеркивают, что в таком случае сотрудников придется отправить в отпуск, а сама она понесет «многомиллионные убытки».

   По данным “Ъ” из разных источников, аналогичные письма получили почти все крупные производства области, в том числе Кстовский нефтеперерабатывающий завод (НПЗ) ЛУКОЙЛа, предприятия СИБУРа, «Русвинил», «Корунд», ОКБМ им. Африкантова (входит в «Росатом»), завод им. Свердлова (в том числе производит авиационные бомбы), «Синтез», и даже сельхозпроизводители.

   В ОКБМ им. Африкантова “Ъ” подтвердили, что получили письмо и даже отправили ответ, заверив ФСБ в отсутствии у предприятия опасных производств. На комбинатах СИБУРа и в «Русвиниле» информацию об уведомлении из ФСБ не подтвердили и не опровергли. На Кстовском НПЗ сообщили, что письмо ФСБ пришло, но выполнить требования невозможно: «Наш производственный цикл носит непрерывный характер, но завод готов разработать план мероприятий и усилить безопасность, организовать штаб, который будет круглосуточно отслеживать состояние производства и с необходимой регулярностью докладывать об этом в уполномоченные органы во время чемпионата».

   Внимание ФСБ привлекли даже весьма далекие от Нижнего Новгорода предприятия — так, уведомление получили в находящемся в 400 км от города «Оргхиме».

   На предприятии «отрицательно относятся к идее поголовной остановки опасных производств, особенно тех, которые находятся на большом удалении от инфраструктурных объектов чемпионата». «Компания на время проведения чемпионата готова рассмотреть возможность временного приостановления деятельности тех производственных единиц, остановка которых не приведет к нарушению договорных обязательств,— уточнили на "Оргхиме".— Что касается производств, которые не могут быть остановлены по техническим либо коммерческим причинам, то по ним мы разработаем перечень мероприятий по повышению безопасности, чтобы минимизировать риски возникновения нештатных ситуаций. Компания готова сотрудничать с правительством области и штабом, который занимается подготовкой к чемпионату, чтобы продолжить эксплуатацию предприятия».

   Неожиданным выглядит и обращение ФСБ к племзаводу «Пушкинское» в Большом Болдино в 200 км от Нижнего Новгорода. Как уточнил “Ъ” владелец компании Игорь Гордеев, письмо касается небольшого производства комбикормов: «Об остановке "Пушкинского" речь не идет. По поводу работы комбикормового завода, который относится к категории потенциально опасных производств, мы подготовили свой ответ. Каких-либо препятствий или дополнительных расходов я не вижу. Мы с пониманием относимся к работе спецслужб».

   В УФСБ по Нижегородской области не смогли уточнить, сколько предприятий получили письма и сколько должны быть реально остановлены. Там лишь заверили: «Мы никого не закрываем. Идет обычная рабочая переписка с руководителями юрлиц: они сами определяют режим работы опасных производств».

   .. Эксперт химической отрасли на условиях анонимности рассказал, что письма от силовиков получили все крупные предприятия Дзержинска (вокруг города сосредоточена большая часть химпроизводств области), но надеется, что документ носит предупредительный характер и работа с каждым предприятием будет проводиться индивидуально. Между тем объем работы выглядит огромным — аналогичные письма должны были получить и предприятия вокруг остальных точек проведения чемпионата. В частности, “Ъ” известно, что в диалог с ФСБ уже вступили и предприятия Мордовии.

 

   Старый залез на еще не остывший подбитый имперский БТР, из открытого люка которого торчало тело мертвого гвардейского офицера в черной форме. Обеими руками он вытащил тело и столкнул его вниз. Повел недовольно носом.

   Лис, стоявший внизу, тоже чувствовал запах горящего мяса. Он нагнулся к телу гвардейца и стал снимать с него ботинки – ботинки-имперки вещь партизану очень даже нужная, пусть они и немного в крови.

   Не обращая внимания на запах, Старый нырнул головой в люк и долго там возился. Вынырнул с мешком в руках.

   - Жратва, - с удовлетворением сообщил он. – Лови.

   Лис поймал вещмешок, сразу заглянул туда. Банки, консервы, сухпайки. Даже в алюминиевой бутылке с надписью «Спирт» что-то плескалось.

   Старый поочередно извлек аптечку, два короткоствольных автомата, несколько цинковых банок с патронами.

   С удовлетворением сел на броню. Запах его не беспокоил, очевидно, обоняние адаптировалось.

   Посмотрел на часы.

   - Через сорок минут прохождение спутника. Пора уходить.

   Лис кивнул. При прохождении имперских спутников-разведчиков они укутывались в тонкую изоляционную пленку – чтобы не быть обнаруженными их датчиками. Иначе через минуту-другую прилетит дрон или даже ракета: около самодвижущих дорог была установлена карантинная зона, в которой могли находиться только патрули имперской гвардии. Вроде того БТР-а, который они так удачно подбили.

   - Давай поедим сперва, - предложил Лис. – В желудке уже все свело.

   Они отошли от развороченного противотанковой ракетой БТР-а – все-таки пахло неприятно. Не за обедом.

   В вещмешке нашлись саморазогревающиеся консервы. Утолив голод, партизаны приняли по сто грамм спирта, предварив принятие традиционным: «За победу Революции!»

   Как всегда после алкоголя на Старого напало желание поговорить. Лис относился к этой слабости напарника снисходительно: Старый был хорошим бойцом, и это было самое главное. А то, что на Базе он все время проводил уткнувшись в очередную найденную в каком-нибудь брошенном городе книгу, или иногда начинал вдруг травить истории о прошлом – это была не самая вредная из его слабостей.

   - Вот, скажем, самодвижущиеся дороги, - начал Старый. – Когда произошел Реверс, он на них просто не повлиял. Они что-то совсем особенное, никто даже не понимает, что.

   - Многое умели в Светлом Прошлом, - поддакнул Лис, включая планшет, на экране которого отображалась активность дронов. К счастью, ближайший был за линией горизонта и не вызывал особого беспокойства.

   - Да, - подхватил Старый. – Я читал, что они уже приблизились к тому порогу, после которого могли бы изменять законы физики. Даже представить сложно, какое могущество было у людей. И вот так вот - все псу под хвост.

   Старый налил себе еще немного спирта, выпил.

   - И все-таки я ни хрена не понимаю, что же на них нашло, - сказал Лис, закрывая планшет и убирая его в рюкзак.

   - Перебор с этикой у них случился в Светлом Прошлом, - сказал Старый. – Понимаешь, они действительно построили идеальный мир – самодвижущиеся дороги, автоматы-садовники и автоматы-повара, технологии мгновенного перемещения из одной точки Земли в другую, индивидуальные звездолеты…

   - Погоди, - перебил его Лис. – А зачем им тогда самодвижущиеся дороги?

   Старый пожал плечами.

   - Может, они сначала построили эти дороги, а потом изобрели свою нуль-телепортацию? Их сейчас уже не спросишь.

   - Так зачем? – повторил вопрос Лис, наливая и себе немного спирта. – Зачем им было нужно все уничтожать?

   Старый вздохнул, достал из кармана трубку, набил ее своим ужасным зельем – оно называлось табак и было второй слабостью партизана, тоже не самой страшной, но зато довольно вонючей. Зажег свою траву, втянул едкий дым.

   - Так вот, я и говорю – заигрались они в этику и мораль. Чем их жизнь становилась лучше, тем чаще они спрашивали себя о том, какой же ценой им все это досталось. А их прошлое – которое прошлое для них, для Светлого Прошлого, было отнюдь не светлым. Кровавые революции, террор, социальный геноцид против целых классов, расстрелы заложников, трудовые лагеря, голод, внутренняя борьба между различными течениями, предательства, ложь и обман, ошибки и преступления. И все это чем дальше, тем больше на них давило: какой ценой было построено это идеальное общество, то, что мы называем Светлым Прошлым? И на каком-то этапе эти этические муки стали невыносимы не только для отдельных представителей, а для всего их социума. И они сделали то, что сделали. То есть реверсировали исторический процесс.

   - Старый, а правда, что некоторые из Светлого Прошлого не реверсировались и наблюдают сейчас за происходящим? И если совсем станет плохо, то придут нам на помощь?

   - Нет, - твердо сказал его собеседник. – Не придут. Технология Реверса, или исторической обратимости, такова, что из нее выскочить невозможно. Мне один физик рассказывал - из городского подполья. Его потом каратели убили - во время Северного похода. Так что вот только эти самодвижущиеся дороги и остались – да еще несколько артефактов. И смутные обрывки информации. А про то, что они могут прийти на помощь – это просто красивая легенда, придуманная для слабых и отчаявшихся.

   - И на что они там, в Светлом Прошлом, тогда надеялись – что со второго раза все у нас получился красиво и без издержек?

   Он оглянулся на валявшийся у БТР-а труп гвардейца.

   - Как-то пока не очень получается, надо сказать.

   - Видно, что-то они не рассчитали, - сказал Старый. – Люди остаются людьми даже тогда, когда они начинают изменять законы Вселенной. То есть способными совершать ошибки.

   - Однако, ничего себе ошибочка, - сказал Лис. – Спустить в нуль целый мир. Слезинка ребенка… А нам теперь все заново, и еще неизвестно, кто кого. И сможем ли победить на этот раз.

   - Да, - сказал Старый. – Этика – вещь опасная. Если не знать в ней меры.

   Лис встал.

   - Надо идти, Старый. Подъедем по Дороге, потом уйдем на восток, там небольшая речка есть, пройдем вдоль нее – и до Второй Базы уже совсем немного.

   Старый тоже встал.

   До Дороги было всего пара-тройка сотен метров. Они перешли на самую быструю полосу – и поехали по ней к горизонту.

   - Кстати, - сказал Старый. – Сейчас будет один из артефактов Светлого Прошлого, который почему-то уцелел при Реверсе.

   - И что это? – спросил Лис.

   - Памятник какому-то неизвестному деятелю. При Реверсе информация о нем полностью исчезла, а вот сам памятник остался. Возможно, он как-то связан с Дорогой, никто не знает. Его имперцы даже не пытаются взорвать – из идиотского суеверия. Вроде того, что не нужно это делать, чтобы не было большой беды. Вот он и стоит. Да ты сейчас сам его увидишь. Красивый памятник. Знать бы еще, кому. Но, наверное, хороший был человек.

 

   Стеклянные этажи над вершинами сосен внезапно кончились. Гигантская глыба серого гранита выросла над соснами. Кондратьев вскочил. На вершине глыбы, вытянув руку над городом и весь подавшись вперед, стоял огромный человек. Это был Ленин - такой же, какой когда-то стоял, да и сейчас, наверное, стоит на площади перед финляндским вокзалом в Ленинграде.

   "Ленин!" - подумал Кондратьев. Он чуть не сказал это вслух. Ленин протянул руку над этим городом, над этим миром. Потому что это его мир - таким - сияющим и прекрасным - видел он его два столетия назад...

   Аркадий и Борис Стругацкие. Возвращение (Полдень. ХХII век) (редакция 1962 года).

А.Цев

 

http://kommari.livejournal.com/2197172.html

Прислала Наталья Кузьменко

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Трудовая Россия и АКМ-ТР @ 2004-2006 trudoros@narod.ru