АВАНГАРД
КРАСНОЙ МОЛОДЁЖИ  

ТРУДОВОЙ РОССИИ


Официальный сайт "Авангарда Красной Молодежи Трудовой России" | www.TRUDOROS.narod.ru | trudoros@narod.ru | Обновление от 01.01.07


Октябрьская Революция

 

   Великая Октябрьская социалистическая революция. В памяти возникают рассказы из школьных учебников. Рассказы о Ленине, Дзержинском. Выстрел Авроры и взятие Зимнего дворца. Свержение самодержавия и первая в мире народная власть.

   Мне советскому ребёнку события, происходившие в те годы, казались красивой легендой, почти былью, как и люди, совершившие первую в мире социалистическую революцию. Однако, перестройщики и демократы черной краской стали описывать события тех дней. Прошли годы и сегодня я хочу знать не легенду, а правду об Октябрьской революции. Хочу знать правду о событиях тех дней. Хочу понять, ощутить жизнь людей 1917 года.

   Начало революционным событиям положила Февральска революция, которая началась как стихийный порыв народных масс. Однако почва для недовольства была достаточной: хлебные бунты, антивоенные митинги, демонстрации, стачки на промышленных предприятиях города Петрограда наложились на недовольство и брожение среди многотысячного столичного гарнизона, присоединившегося к вышедшим на улицы революционным массам. 27 февраля (12 марта) 1917 года всеобщая забастовка переросла в вооруженное восстание. Войска, перешедшие на сторону восставших, заняли важнейшие пункты города, правительственные здания. В результате Февральской революции царь Николай II, отрекся от престола. И власть перешла в руки Временного правительства. В своей Декларации Временное правительство объявило амнистию политическим заключённым, гражданские свободы, замену полиции «народной милицией», реформу местного самоуправления.

   В августе на Петроград двинулся генерал Корнилов, чтобы провозгласить себя военным диктатором России. Когда Корнилов передал Керенскому требование вручить ему военную и гражданскую власть, объявить Петроград на военном положении и прибыть в Ставку, Керенский сместил его, обвинив в мятеже. Против Корнилова выступили правительство, Советы, меньшевики, эсеры, большевики, красногвардейцы, солдаты и матросы.

   Политическая ситуация в стране накалялась. После Февральской революции по выражению, приписываемому Ленину, власть лежала на улице. Поскольку Временное правительство не могла решить два главных вопроса: о мире и о земле. Между тем в стране нарастали сепаратистские настроения. На Украине и в Финляндии, в Польше и Белоруссии усиливались националистические движения. Местные органы власти, руководимые имущими классами, стремились к автономии и отказывались подчиняться распоряжениям из Петрограда. Буржуазная рада в Киеве до такой степени раздвинула границы Украины, что они включили в себя богатейшие земледельческие области Южной России вплоть до самого Урала, и приступила к формированию национальной армии. Сибирь и Кавказ требовали для себя отдельных учредительных собраний. Независимым казачьим государством объявила себя даже Кубань.

   Хаос нарастал с каждым днем. Солдаты массово дезертировали с фронта. В Тамбовской и Тверской губерниях крестьяне, уставшие ждать земли и доведенные до отчаянья репрессивными мерами правительства, жгли усадьбы и убивали помещиков. Громадные стачки сотрясали Москву, Одессу и Донецкий угольный бассейн. Транспорт был парализован, армия голодала, крупные городские центры остались без хлеба. Правительство, раздираемое борьбой между реакционными и демократическими партиями, ничего не могло сделать. На Всероссийском съезде Советов, прошедшем в июне 1917 года произошел эпизод, который как нельзя лучше охарактеризовал политическую ситуацию России 1917 года. Меньшевик Церетели был известен тем, что пытался на самом высоком теоретическом уровне оправдать нерешительность Временного правительства. В своём выступлении он говорил о тяжелом положении России: о разрухе на транспорте, о том, что составы со снаряжением и боеприпасами для фронта месяцами простаивают в тупиках, что поезда, идущие в тыл, переполнены бросившими окопы солдатами, которые спешат домой, чтобы успеть к полевым работам, что спекулянты скупают в деревнях муку и зерно, а в городах растут хлебные очереди, что крестьяне захватывают помещичьи амбары и т. д. Но что против этого можно сделать? В заключении он сказал: «В настоящий момент в России нет политической партии, которая говорила бы: дайте в наши руки власть, уйдите. Мы займем ваше место». Церетели сделал паузу, наслаждаясь реакцией, которую предвидел: депутаты печально кивали головами в знак согласия с тем, что положение действительно безнадёжное и что Временному правительству можно только посочувствовать. Однако с мест, где сидели большевики, послышался гул неодобрения и раздался уверенный голос: «Есть!» Это был Ленин.

   Осенью 1917 года партийная принадлежность была не очень устойчивой, причем наблюдалось явное движение влево: правые меньшевики и правые эсеры переходили в левые фракции своих партий, а многие левые меньшевики и левые эсеры присоединялись к большевикам. Так называемая «либеральная буржуазия» – Родзянко, Львов, Милюков и прочие – твердо стала на защиту капиталистических интересов. Интеллигенты и революционеры-романтики испугались, когда увидели, что такое настоящая революция. Одни из них переметнулись к кадетам, другие просто вышли из игры. Большинство ветеранов, таких, как Кропоткин, Брешковская и даже Аладьин были против нового движения: их главной целью была политическая революция. Они считали, что к социалистической революции Россия ещё неготова. Сквозь бурю налетавших друг на друга событий на грозовом небосклоне России восходила звезда большевиков.

   Партия большевиков на момент Февральской революции была немногочисленной. Так некоторые руководители большевиков утверждали, что хотя они и в состоянии взять власть, но удержать её они не смогут. Однако Ленин говорил, что с каждым днем силы большевиков будут расти. В июле их травили и презирали; к сентябрю рабочие столицы, моряки Балтийского флота и солдаты почти поголовно встали на их сторону.

   Первые письма Ленина о восстании, не датированные по конспиративным соображениям были написаны между 12 и 14 сентября (26 – 28 сентября). Они были адресованы Центральному Комитету партии, а также Петроградскому и Московскому комитетам. Они не были тогда опубликованы, но их содержание доходило до большевистских организаций. Слухи об этих и последующих письмах распространялись как пожар. Часто эти слухи искажали их смысл, поэтому вокруг них возникали споры, их обсуждали за закрытыми дверями и на уличных перекрёстках, из них вырывали куски, на основании которых делались самые дикие предположения. Вскоре стало известно, что Ленин встречает противодействие со стороны многих лидеров большевиков: Зиновьева, Каменева, Рязанова, Бухарина и других.

   Вполне реальной была и угроза анархии. Дух готового сорваться с цепи насилия ощущался почти физически. Но ничего пока не происходило. После подавления корниловского мятежа у рабочих и матросов осталось сотни тысяч винтовок. Только на одном Путиловском заводе 40 тысяч рабочих ждали сигнала к выступлению. Рабочий коллектив гранатного завода почти весь целиком вступил в Красную гвардию. Накаленной была атмосфера и на заводах Рено, Лаферна, Сестрорецком, Обуховском. Каждый день после работы красногвардейцы учились маршировать, стрелять и колоть штыком, или обсуждали вопросы тактики и продовольственное положение в столице. Они ждали сигнала. Один из рабочих так описал ситуацию тех дней: «Вступать в Красную больше некому: почти весь завод пошел в Красную гвардию ещё в конце августа. Кого теперь принимать? Хозяина, что ли? А винтовки, когда работаем ставим, кто где. Мы наладчики, ставим их прямо у станков, а рядом вешаем амуницию. А в кузнечном цехе ставят все винтовки в один угол, а амуницию держат на себе. В общем, все в боевой готовности. Но к нам не придерешься. Мы делаем свое дело, соблюдаем полный порядок. Зато, когда наступит час, мы не проспим и не подведём». Так было повсюду на Выборгской стороне.

   Правительство с каждым днем становилось все беспомощнее. Даже городское самоуправление разваливалось. Кризис полупарализовал целые районы города. Даже в центре уличное движение казалось гораздо слабее обычного. Публичные речи Керенского уже не собирали на площадь толп народа. А рабочие районы бурлили многотысячными митингами у заводских ворот, шумными собраниями в цехах и оживленными дискуссиями на каждом перекрестке. Вся Россия училась читать и действительно читала, книги по политике, экономике и истории. Из одного только Смольного института ежедневно во все уголки страны уходила литература - это были общественные и экономические теории, философии, произведения Толстого, Гоголя и Горького.

   Длинные очереди перед булочными продуктовыми лавками в одну минуту превращались в стихийные демонстрации, как только проносился слух, что продукты или хлеб кончились. Масса разбоев и грабежей. В домах мужчины по очереди несут ночную охрану. Из-за грабежей в боковых улицах опасно было показываться. Однако, несмотря на предельно накаленную атмосферу и на то, что заводы и фабрики стали похожими на военные лагеря, в городе сохранялся определенный порядок, а точнее обычный саморегулирующийся беспорядок, который в России сходил за порядок. На многих заводах рабочие бросали открытый вызов хозяевам, который принимал иногда довольно своеобразные формы: директора или управляющего сажали в тачку и выбрасывали за ворота фабрики. В обстановке, накаленной отчаянием и страстями, любая мелочь могла вызвать расправу над несчастным администратором, так же как любая случайность могла его спасти.

   Официально власть в стране была в руках Временного правительства, но это была лишь её видимость. Настоящая власть находилась теперь в Смольном институте, где ни на минуту не затихала жизнь и до утренней зари ярко светились окна. Каждый час сюда прибывали новые группы рабочих в черных куртках, делегаты с фронта в заляпанных грязью шинелях, отряды матросов в щеголевато сдвинутых набекрень бескозырках. Дебаты по поводу взятия власти не утихали. Под контролем большевиков не только заводские районы, но и петроградские казармы. В их руках оружие.

   Ленин продолжал неустанно призывать к вооруженному восстанию. О убеждал и доказывал, но из-за сопротивления некоторых деятелей Центральный Комитет по-прежнему не принимал решения. Среди большевистских руководителей начались колебания, многие поддались доводам Каменева и Зиновьева, возражавших против немедленного захвата власти. Ленин дважды не мог добиться в Центральном Комитете проведения нужной линии. Допуская первоначально возможность использования Демократического совещания, он затем был против участия большевиков в нем, а потом и в Предпарламенте. Однако они участвовали и в том и в другом, и только после того, как убийственная ленинская критика стала известна более широким партийным кругам, Центральный Комитет решил отозвать большевистских делегатов из Предпарламента. 9 (23) октября представители большевиков покинули здание. Накануне Ленин написал письмо питерским товарищам, участникам областного съезда Советов Северной области. В письме озаглавленном «Советы постороннего» он пишет: «Успех и русской и всемирной революции зависит от двух-трех дней борьбы». Второе письмо, написанное 8 октября заканчивается словами: «Промедление смерти подобно».

   7 (21) октября Ленин прибыл в Петроград. Через три дня он присутствовал на заседании ЦК, созванном по его настоятельному требованию для обсуждения вопросов о вооруженном восстании. Оно длилось десять часов. На заседании из 21 члена ЦК присутствовало вместе с Лениным 12 человек. За резолюцию о подготовке вооруженного восстания голосовало 10 человек: Ленин, Свердлов, Сталин, Дзержинский, Троцкий, Урицкий, Коллонтай, Бубнов, Сокольников и Ломов. Против было двое: Зиновьев и Каменев. Однако вопрос о дне восстания решен не был. В Петрограде Ленину по-прежнему приходилось скрываться от полиции и продолжать борьбу за сплочение партии и за подготовку к вооруженному восстанию. А борьба всё ещё продолжалась: в газете «Новая жизнь» появляется статья Каменева, оспаривающего решение ЦК. 24 октября (6 ноября) Ленин пишет письмо в ЦК о необходимости брать власть сегодня же. Однако, он не дождавшись ответа пошел в Смольный.

   25 октября (7 ноября) накануне штурма, в четыре часа утра в Смольном закончилось заседание ЦИК, которое приняло резолюцию, призывающую рабочих и солдат не устраивать демонстраций и требующей от Временного правительства передачи земли крестьянам и начала переговоров о мире. В знак протеста большевики во главе с Володарским вышли из ЦИК. Никто не обратил внимание на эту резолюцию, а некоторые депутаты уходили с заседания с винтовками за плечами. Общий план восстания 24 – 25 октября (6 – 7 ноября) был намечен Лениным в статье «Советы постороннего». Он предусматривал: «Окружить и отрезать Питер, взять его комбинированной атакой флота, рабочих и войска… Комбинировать наши три главные силы: флот, рабочих и войсковые части так, чтобы непременно были заняты и ценой каких угодно потерь были удержаны: а) телефон, б) телеграф, в) железнодорожные станции, г) мосты в первую очередь». Однако так очевидно считал и Керенский, потому что юнкера разводили мосты, чтобы отрезать рабочим с Выборгской стороны путь к центру. Матросы сводили их снова.

   В ночь на 24 октября (6 ноября) большевики захватили мосты, телеграф, госбанк, вокзалы и электростанции Петрограда. Осталось лишь захватить Зимний дворец, где укрывалось Временное правительство. Вечером 25 октября (7 ноября) 1917 года был дан знаменитый холостой выстрел с крейсера «Аврора», что послужило сигналом для взятия Зимнего дворца. Спустя несколько часов сопротивление защитников дворца спало, и члены Временного правительства были взяты под арест. Октябрьская революция прошла практически бескровно, усиленное сопротивление было встречено лишь у Зимнего дворца. Юнкера, арестованные в Зимнем дворце, были отпущены под честное слово.

   Второй Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов открылся 25 октября (7 ноября). На момент открытия съезда большевики уже контролировали весь Петроград, но Зимний дворец ещё не был взят. На втором заседании, прошедшем в ночь на 26 октября (8 ноября) на трибуну поднялся Ленин. Он стоял, держась за края трибуны, ожидая, когда стихнет овация. Когда стало тихо он коротко и просто сказал: «Теперь пора приступить строительству социалистического порядка».

   «Теперь пора приступит к строительству социалистического государства». С этих простых слов началась непростая история строительства первого в мире социалистического государства. В сложной обстановке приходилось начинать не только строительство нового государства, но и решать проблемы старого: в обстановке неоконченной мировой войны и начинающейся иностранной интервенции; в обстановке тайного и открытого саботажа со стороны бывших царских чиновников и служащих; в обстановке нарастающих террора и преступности. В наследство достались, разрушенные, мировой войной экономика, промышленность и сельское хозяйство.

   В таких условиях начиналось строительство первого в мире социалистического государства – Советского государства. Первое в мире социалистическое государство столкнётся впоследствии с небывалыми проблема и трудностями. Небывалая война и небывалое горе выпадет на судьбы советских людей.

   Однако успехи и достижения, которых достигнет первое социалистическое государство навсегда сделают его ПЕРВЫМ ГОСУДАРСТВОМ во многих областях. План ГОЭРЛО, рассчитанный на 10 — 15 лет, который предусматривал строительство 30 районных электрических станций общей мощностью 1,75 млн кВт был перевыполнен. Было организовано 250 тысяч коллективных хозяйств. Было обучено грамоте пятьдесят миллионов неграмотных. Была построена широко развитая система школ, институтов, техникумов, готовящих молодежь к разным профессиям. Проведена небывалая индустриализация. Ликвидирована безработица. Прекращены экономические кризисы и депрессии. Одержана Победа в Великой Отечественной войне.

   Советский народ стремился быть первым. Первый беспосадочный перелёт через Северный полюс из Москвы в Ванкувер. Первое в мире всплытие советской подводной лодки на Северном полюсе. Запуск первого искусственного спутника Земли. Полет первого человека в космос. Первый в мире атомный ледокол – советский. Первый вымпел с земли, доставленный на луну и оставленный там навечно – советский. Первый в мире луноход - советский. Первая в мире орбитальная космическая станция, вращающаяся по орбите вокруг земли, со сменными экипажами космонавтов - советская. Первый в мире космический корабль многоразового пользования под названием «Буран» - советский…

   Сложно перечислить в одной статье все достижения первого в мире социалистического государства, строительство которого началось после Великой Октябрьской социалистической революции. Могли ли в октябре (ноябре) 1917 года большевики и поддержавшие их рабочие, солдаты и матросы представить, как много достигнет Советское государство? Я думаю, что не смогли бы, а многим тем, кто погиб на фронтах Гражданской войны и не довелось об этом узнать. Они мечтали, верили, но весь размах советских достижений они бы представить не смогли.

   И всё же самого главного Советский Союз достиг именно в 1917 году, начав строительство первого в мире социалистического государства. Это было главное достижение, без которого все последующие достижения Советский Союз достичь бы не смог. Это было была первое революционное изменение простого человека. Это была революция сознания обычных людей, которые смогли стать творцами истории. Это была революция обычного человека, ставшего свободным от многовековой покорности и смирения. Это была революция простого человека, ощутившего силу в объединении. Это была революция человека осознавшего свою ответственность за страну и её будущее. Это была революция простого человека, когда стало важнее стало не МОЁ, а НАШЕ. Это была РЕВОЛЮЦИЯ ЧЕЛОВЕКА ОСОЗНАВШЕГО СЕБЯ ЧЕЛОВЕКОМ.

 

Рита Шевченко

Прислала Наталья Кузьменко

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Трудовая Россия и АКМ-ТР @ 2004-2006 trudoros@narod.ru