АВАНГАРД
КРАСНОЙ МОЛОДЁЖИ  

ТРУДОВОЙ РОССИИ


Официальный сайт "Авангарда Красной Молодежи Трудовой России" | www.TRUDOROS.narod.ru | trudoros@narod.ru | Обновление от 01.01.07


Равнение на флаг

 

   Степан Евгеньевич много лет работал председателем сельского совета. Работа ответственная, нервная, но Степану Евгеньевичу она нравилась. Постоянно общаться с людьми, быть всегда на виду, принимать решения… В результате страдает семья.

   Не раз жена Анастасия бранила его за позднее возвращение с рабочих собраний. Степан Евгеньевич жену любил и не сердился на нее никогда. Обнимет, бывало, и скажет только: «Настенька, я же коммунист. Я обязан всегда быть на переднем крае борьбы за счастье народа. Как же я могу по-другому?».

   Любил Степан Евгеньевич приходить на работу раньше всех. Ну и задерживался частенько до поздней ночи. Каждый раз, входя в здание сельсовета, Степан Евгеньевич бросал взгляд на крышу. Там развевалось алое полотнище – флаг Союза Советских Социалистических Республик. Степану Евгеньевичу казалось, что флаг излучает тепло. Какая-то добрая энергия волнами расходилась от него во все стороны. Возможно, поэтому под алым флагом было не холодно даже в самый лютый сибирский мороз.

   *** Шли годы. Дочери, Галя и Оля, выросли, вышли замуж. К власти в стране пришел Горбачев. Началась «перестройка» со всеми ее загадками. Степан Евгеньевич стал хмурым, раздражительным. Часто с затаенной грустью поглядывал он на внучку Таню, дочку Галины (младшая, Ольга, была бездетной). Что ждет ее? Какой будет жизнь при этих «перестройщиках» дальше? Радовало его одно: Таня явно унаследовала его характер, даже повышенный интерес к политике. Когда дед включал по телевизору новости, она устраивалась рядом и внимательно смотрела на экран, будто что-то понимала.

   ***

   Наступил и черный август 91-го. В один из дней «в гости» к Степану Евгеньевичу, успевшему к тому времени уволиться с поста председателя, заглянул его друг, Николай Борисович Емелин. Раньше всегда беспощадно клеймивший врагов советской власти, сейчас друг был полон мутной жижей радости до краев.

   -Слыхал, Степан? Демократия на дворе! Завтра будем флаг снимать с сельсовета. кончилась эта красная власть, хватит!

   -Ты же сам коммунистом был, - сказал Степан Евгеньевич, делая ударение на последнем слове.

   -Ну, это когда… Тогда все коммунисты были. Теперь, брат, не то. Теперь новая жизнь!

   -Не брат я тебе, Коля, не зови меня так. Уходи, не доводи до греха…

   В тот день Степан Евгеньевич еле дождался темноты. А как совсем стемнело, взял в сарае лестницу и тихонько вышел из ограды. С оглядкой, огородами, добрался до сельсовета. Фонари не горели, но Степан Евгеньевич и так знал, где на крыше стоит красное знамя. Домой он пришел поздно и залез спать на сеновал. Рано утром разбудил старшую дочь.

   -Галя, где твой партбилет?

   -Там, в тумбочке. Да на что он тебе, папа? Их теперь все в печке жгут…

   -Я тебе покажу – в печке! – рассердился Степан Евгеньевич, - давай сюда! Я не все.

   По деревне пошел слух, к обеду превратившийся в твердую уверенность: кто-то заранее снял красный флаг, поэтому всенародного гулянья у костра теперь не получится.

   ***

   С того дня стал Степан Евгеньевич нелюдимым, на улицу почти не выходил, а если к Анастасии приходили соседки, запирался в своей комнате. Завел себе чемодан, в котором хранил что-то такое важное, что запрещал домашним даже прикасаться к этому чемодану, и держал его под кроватью. Новости теперь смотрел редко и только плевался, видя довольную рожу Ельцина.

   Время шло, Степан Евгеньевич старел. Овдовела Галина. Внучка кончала девятый класс, писала стихи. Здоровье стало подводить бывшего председателя. День сидит, два лежит. определили в больницу. Полежал, прошел кучу обследований, но состояние ухудшалось. Вызвал к себе внучку, сказал ей: «Танюша, немного мне осталось. Хочу, чтобы, когда меня не станет, ты взяла на память чемодан, что у меня под кроватью. Я его хранил, теперь будешь ты. Сделаешь?»

   -Сделаю, дедушка, только ты не умирай, ты еще живи».

   ***

   Умер Степан Евгеньевич. После похорон открыла Таня дедов чемодан, а там книги. Старые-старые, пыльные-пыльные. Маркс, Энгельс… Толстые такие тома. И среди них одна тоненькая да маленькая книжечка, а называется «Огонь Прометея». Открыла ее Таня, и выпал газетный листок, пожелтевший от времени. Это была статья, которая называлась «Ее звали Таня». Удивилась девочка. Прочла историю учительницы, зверски замученной белогвардейцами. А потом и книгу «Огонь Прометея», на первой странице которой стояло посвящение «Молодым революционерам Латинской Америки». Под книгами в чемодане обнаружился непрозрачный пакет. Когда Таня открыла его, внутри оказался сверток. А в нем… Что это за пыльная ткань? Девочка смахнула пыль рукой, и на ткани проглянул золотистый контур звезды. Знамя! Так вот что хранил дедушка столько лет, вот что завещал он ей! «Я его хранил, теперь будешь ты». Тут же валялся тетрадный листок, на котором рукой Степана Евгеньевича было написано: «Оставили нам деды завещание –

   Они хранили флаги на груди.

   Пройти на флаг, на смелость испытание,

   А смелые, как флаги, впереди!»

   Дедушка-то, оказывается, был часовым при знамени. И я теперь должна его сменить. – подумала Таня.

   ***

   Прошло три года. Таня закончила школу, поступила в институт. Знамя осталось при ней, теперь старый дедушкин чемодан стоял в ее комнате. Девочка много читала разных книг и газет. Она отлично понимала, почему и для чего правительство проводит реформы, от которых жизнь народа ухудшается с каждым днем. Таня подружилась с молодыми людьми, взгляды которых очень походили на ее собственные. Как-то один из них, Аркадий, принес ей роман «Молодая гвардия». «Ты, конечно, уже взрослая, и читать это должна была, наверное, лет пять назад, но всё же лучше поздно, чем никогда». На следующий день они встретились, и Аркадий спросил: «Прочитала?»

   -Прочитала.

   -Нравится? Кстати, знаешь, они не погибли.

   -Как?

   -Ну, то есть не они. Живет организация, и дело живет. Ладно, время открывать карты… Мы из Всесоюзной Молодой гвардии большевиков, ВМГБ. Ты замечала, что все переговоры народа с властью кончаются не в пользу народа? Вспомни хотя бы голодавших чернобыльцев, рабочих завода «Химволокно», да тех же пенсионеров… Хоть раз власть пошла на серьезные уступки?

   -Нет.

   -А значит, у нас остается один путь – Революция. Заменить эту насквозь продажную систему бездельников реально народной властью. Надеюсь, преимущества социалистического строя перед капитализмом тебе объяснять не надо… Ладно, ты с нами?

   ***

   Таня согласилась. Чтобы иметь возможность работать с товарищами по вечерам, она сказала маме, что записалась на курсы парикмахеров. Таня печатала листовки, воззвания, и вечерами с товарищами расклеивала их по городу. Ситуация в стране ухудшалась, реформы сыпались как из рога изобилия, в результате народ совсем обнищал. Всё чаще раздавался вопрос: «До каких пор?!». И наступило время действия.

   Во время митинга седьмого ноября доведенные до отчаяния люди перекрыли центральные улицы города. Потребовали встречи с представителями властей. Когда через час к ним никто не вышел, протестующие ворвались в здание администрации. Захватили врасплох губернатора – не успел уйти от ответственности, пришлось уходить в отставку. Поздно ночью пришло сообщение из Москвы – захвачены Дом правительства, Кремль. Президент под прицелом подписал себе отставку. Тут же на него надели наручники и увезли в тюрьму – ждать суда и расплаты за его преступления. Ушел с постов весь кабинет министров. Из тюрем отпущены политзаключенные. Над Кремлем – красный флаг. Такая вот революция.

   ***

   Через несколько дней Таня поехала в родное село. Как там всё изменилось! Совхоз тихо и мирно умер, работы не было. Глава администрации сбежал, оставив после себя анархию. встретившись с местными членами ВМГБ, Таня неожиданно узнала, что у них нет своего знамени.

   -Нужно поднять на сельсовете красный флаг, чтобы люди видели – власть теперь народная, - предложил Егор.

   -Нужно, но у нас его нет, - возразили ему товарищи.

   -У меня есть… - тихо ответила Таня.

   Она извлекла из дедушкиного чемодана красное знамя, бережно хранимое все эти годы. Таня тщательно выстирала его и погладила. Спрятала под кофточку и, ощущая тепло, как будто знамя живое, побежала к Егору.

   -Я принесла красный флаг…

   -Пошли!

   Из дедушкиного сарая достали ту самую лестницу. И вот уже над стареньким деревянным зданием сельского совета развернул свои крылья алый советский флаг. Загорелись в лучах солнца золотые звезда, серп и молот. Спустившись вниз, Таня еще раз полюбовалась на мирное алое пламя над крышей. Вечером она пошла на кладбище, отыскала могилу деда. Погладила фотографию Степана Евгеньевича и сказала ему: «Я сохранила твой флаг».

 

Екатерина Фатьянова

Прислала Наталья Кузьменко

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Трудовая Россия и АКМ-ТР @ 2004-2006 trudoros@narod.ru