АВАНГАРД
КРАСНОЙ МОЛОДЁЖИ  

ТРУДОВОЙ РОССИИ


Официальный сайт "Авангарда Красной Молодежи Трудовой России" | www.TRUDOROS.narod.ru | trudoros@narod.ru | Обновление от 01.01.07


Старательные ученики доктора Геббельса

 

   Ближайший и фанатичный соратник Гитлера доктор Й.Геббельс однажды записал: «Чем наглее ложь, тем больше в нее народ верит». Эту фразу часто цитируют и к слову ложь используют разные эпитеты (сильнее, нелепее, абсурднее). Но эпитеты сути не меняют! На одном из совещаний в Берлине Геббельс разъяснил своим подчиненным, что ложь то должна быть грандиозной, но базироваться на реальных фактах. Иначе такой рецепт пропаганды не работает! С тех прошли десятилетия. Доктор Геббельс, страшась возмездия, отравился вместе с женой и детьми. Но остались его ученики, число которых с годами множилось и множилось. Наиболее агрессивно и успешно рецепт Геббельса применялся американцами в годы холодной войны. Эта война против СССР велась тотально и любыми средствами. Американцы в годы холодной войны создали бесчисленное число мифов о социализме и советском человеке. Яркий тому пример - американские фильмы того времени. В этих фильмах советские - настоящие гоблины, а лучшие из них только и мечтают, как сбежать в США. Эти фильмы и сегодня, почему-то, регулярно транслирует наше телевидение. Наверно это напоминание, что все мы внуки и дети советских «гоблинов»! Но с американцев взятки гладки. Они были нашими главными стратегическими врагами. Для них СССР являлся «империей зла». Холодная войны давно завершилась. Но учеников доктора Геббельса меньше не стало. Они активно влияют на общественное сознание, процветают, и быстро размножаются. Сегодня ученики доктора Геббельса обосновались в России. Они организованы, востребованы и хорошо оплачиваются. Рассмотрим два примера.

   В газете «Аргументы и факты» от 21-27.11.2012 года была опубликована статья некой Марии Поздняковой «Товарищ Демон». Эта статья посвящена трагическим событиям в Крыму 1920 года и руководителю Крымского обкома компартии того времени Розалии Самойловне Землячке. Приведем выдержку из этой статьи: «Ряд подчиненных Землячки, глядя на ее садизм, пытались достучаться до Кремля: расстреливают всех подряд – врачей, учителей, медсестер в госпиталях, рыбаков, рабочих порта, бывших гимназистов, священников. В городах Крыма на фонарях, деревьях в парках и даже памятниках висели трупы». Картина нарисована сочная. Как в американском триллере. Море крови, горы трупов и ужасный монстр в юбке типа Фрэдди Крюгера. Но все это к реальным событиям в Крыму никакого отношения не имеет. Если бы М.Позднякова хотя бы мельком ознакомилась с документами партийных комитетов времен гражданской войны, то она бы знала, что они в те годы исполняли весьма специфические функции. Это: организация партийных ячеек, совещаний и конференций; учет коммунистов; сбор партийных взносов; ведение политической пропаганды и агитации среди населения. Государственными, советскими, административными, тем более, карательными вопросами в те годы партийные комитеты компартии заниматься были не правомочны. Численность профессиональных партийных работников даже в губкоме партии на 1920 год составляла 5-8 человек, остальные же занимали советские, хозяйственные и военные посты. Протоколы заседаний Крымского обкома партии за 1920-1921 гг. сохранились (РГАСПИ). Ни одного вопроса по карательным акциям на этих заседаниях в указанный период не рассматривалось! Р.С.Землячка никакого отношения, даже косвенного, к крымским расстрелам 1920 года не имеет. Эту замечательную и кристально честную женщину г-жа Позднякова просто оклеветала. Толи по глупости и невежеству, толи для скандального сюжета! Она достоянная ученица доктора Геббельса! В нормальной стране за такое автора публикации и редакцию газеты оштрафовали бы на огромную сумму. Но Россия к таким странам не относиться. У нас клеветать и лгать публично можно безнаказанно.

   Следующая статья «Крым поливали натуральным красителем» опубликовала в газете «Смена» №243 от 8.11.2000 года в Санкт-Петербурге. Ее автор Валерий Имантов. Эта статья появилась в газете в связи с прошедшим праздником Великой Октябрьской революции. Приведем выдержки из этой статьи. «После того как 15 ноября Русская армия эвакуировалась из Крыма, на полуострове остались лишь те, кто поверил в объявленную красными амнистию сложившим оружие. «Дорогие товарищи! Мы бывшие офицеры и чиновники армии Врангеля, не находим слов, чтобы выразить наше восхищение и благодарность человеколюбивой Советской власти!» - говорилось в коллективном обращении амнистированных врангелевцев 25 ноября. Между тем в эти дни расстрельные команды ЧК уже превращали будущую «всесоюзную здравницу» во всероссийское кладбище. Огромное количество обреченных не позволяло скрыть террор: расстрелы велись круглосуточно и в людных местах. Точная цифра ликвидированных в порядке красного террора в Крыму нигде не зарегистрирована, но данные позволяют говорить о 50-70 тысячах расстрелянных в течение двух недель. В архивной документации Политбюро ЦК РКП(б) за 1920 год нет приказа о красном терроре в Крыму. Зато есть постановление от 8.11.19 года запрещающее вносить в официальные протоколы решения особой важности. Большевистская верхушка сразу усвоила мафиозный принцип устной отдачи компроментирующих приказов. Нет сомнения, что директива по «очищению Крыма» была отнесена именно к этой категории. Красный террор ноября 1920 года в Крыму не имеет аналогов в отечественной истории. Даже в сталинские 1930-е кажется, не найти примера столь массового уничтожения в столь сжатый срок на столь ограниченной территории. Этот эпизод нельзя списать и на военные эксцессы – большевики сами объявили взятие Крыма победоносным окончанием гражданской войны. Речь шла об идеологически мотивированной акции: уничтожение вражеского класса и его пособников на неблагонадежной территории. Праздник третьей годовщины октября был вполне адекватен предмету празднования». [1] Написано хлестко и очень сочно. Очередной американский триллер: море крови, горы трупов, монстры-большевики. Прежде чем рассмотреть суть изложенного В.Имантовым, следует сделать ряд важных замечаний к приведенной выше цитате. Во-первых, утверждение автора о том, что «на полуострове остались лишь те, кто поверил в объявленную красными амнистию сложившим оружие» абсолютно лживо. В связи с ограниченностью посадочных мест на судах при эвакуации в ноябре 1920 года, все желающие эмигрировать не смогли. Многие из них остались в Крыму совсем не по тому, что решили прекратить борьбу и признать Советскую власть. Просто «места в лодке не хватило». Во-вторых, никаких специальных «расстрельных команд ЧК» никогда не было. Расстреливали осужденных в ЧК комендантские роты и иногда оперативные сотрудники. При этом комендантские роты обеспечивали в ЧК еще охрану помещений, заключенных и многие хозяйственные функции. В-третьих, В.Имантов пишет, что «точная цифра ликвидированных в порядке красного террора в Крыму нигде не зафиксирована, но данные позволяют говорить о 50-70 тысячах расстрелянных». Написан явный абсурд. С одной стороны, точная цифра не зафиксирована, с другой стороны данные позволяют говорить… Причем, с какой легкостью допущен разброс в 20 тысяч человек. В-четвертых, В.Имантов пишет, что в архивной документации Политбюро ЦК РКП(б) за 1920 год нет приказа о красном терроре в Крыму. Отсюда следует, что он не работал с архивными документами и не только Политбюро ЦК РКП(б). Известно, что Политбюро ЦК РКП(б) никаких приказов никогда не издавало и вопросами красного террора не занималось. Это звучит также нелепо, как «царь, издающий декреты». А ссылка В.Имантова на постановление от 8.11.19 откровенная глупость. Этим постановлением было запрещено включать в протоколы и решения партийных органов, предназначенные для печати, секретные вопросы политического и военного характера. Постановлением была введена цензура военного времени. Она во время войны вводится в любой стране! Так что «разоблачения» мафиозных порядков в Политбюро ЦК РКП(б) тухлые. В-пятых, В.Имантов видно очень плохо учился. Он так и не сумел усвоить, что офицеры и чиновники это не классы, а профессиональные категории. Сделанные замечания характеризуют уровень развития г-на В.Имантова и его исторические познания. Как и уровень, главного редактора газеты. Статья В.Имантова «О крымских расстрелах» на фоне остальных его публикаций выглядит экзотично. Только за ноябрь-декабрь 2000 года он опубликовал в газете «Смена» несколько статей: «Какую страну они выбирают» (о выборах в США), «Чем агрессию будет останавливать Россия» (о терроризме в Израиле), «Как меняют декорации в Перми» (о смене власти в регионе), «Зюганов отстоял совместительство» (о фракции КПРФ в Гос. Думе), «Третий срок проще отмотать, чем замотать» (о Государственной Думе) и пр. Журналист Имантов как ГЕРОЙ русской поговорки: Наш пострел везде поспел. Еще и о «красном терроре» накропал статейку. Как ударник социалистического производства – многостаночник!

   Теперь можно рассмотреть сам сюжет приведенных выше публикаций. Но сделаем это на основе архивных документов. Читать документы времен гражданской войны для современного человека трудно и непривычно. Текст таких документов затянутый, косноязычный, часто малограмотный. Да и язык того времени сильно отличается от современного русского языка. Но публиковать и внимательно читать исторические документы сегодня необходимо. Только они и позволяет нам избавляться от мифологии, вымысла и злонамеренной лжи. Кончено, проще в статье кратко пересказать текст документа. Но любой пересказ исторического документа имеет скверный душок. Слишком часто толкователи и пересказчики документов нагло и очень грубо искажали суть. Приемы и методы такой фальсификации исторических документов через пересказ давно уже отработаны и широко применятся на практике. В данной статье архивные документы приводятся в подлиннике со всеми стилистическими и грамматическими огрехами. Именно они и позволят установить истину о трагических событиях в Крыму 1920 года. Итак, рассмотрим документы 1920 года. С их помощью ответим на четыре важнейших вопроса: 1) Были ли массовые расстрелы в Крыму? 2) Кто их организовал? 3) Число расстрелянных? 4) Кого расстреляли?

   В качестве доказательства самого факта массовых расстрелов в Крыму приведем письмо Ю.П.Гавена на имя члена Политбюро ЦК РКП(б) Н.И.Бухарина от 14.12.20. В нем сказано: «Несколько слов о деятельности тов. Бела Кун. По-моему, он один из тех работников, который нуждается в сдерживающем центре. В Венгрии он ударился в соглашательство с правыми социалистами, здесь он превратился в гения массового террора. Я лично же стою за проведение массового Красного террора в Крыму, чтобы очистить полуостров от белогвардейцев. Но у нас от красного террора гибнут не только много случайного элемента, но и люди, оказывавшие всяческую поддержку нашим подпольным работникам, спасавшие их от петли. Я считаю своим долгом присоединиться к групповому ходатайству наших подпольных работников об освобождении некоторых невинно арестованных. Необходимо заметить, что до сих пор пытался освободить не более десяти человек, в то время когда расстрелянных около 7000 человек, а арестованных не менее 20000 человек». [2] На дату письма Ю.П.Гавен являлся зам пред. Крымского ревкома. Он по должности в полной мере владел информацией о том, что происходило в то время на полуострове. Письмо Ю.П.Гавена четко свидетельствует о том, что крымские массовые расстрелы имели место. Оно же сообщает, что расстреляно около 7000, арестовано не менее 20000 человек. К числу жертв вернемся чуть позже. Но сам порядок цифр следует запомнить. Не 50-70 тысяч, а только 7. Теперь следует сказать, что «Красный террор» в Крыму в конце 1920 года был ответной карательной мерой. Дело в том, что генерал П.Н.Врангель 29.04.20 издал приказ №3052, В нем сказано: «Приказываю безжалостно расстреливать всех комиссаров и других активных коммунистов, захваченных во время сражения» [3]. На основании данного приказа в Крыму с апреля но ноябрь 1920 года было казнено более 10 тыс. коммунистов, комсомольцев, партизан, подпольщиков, пленных командиров и бойцов Красной Армии. [4] Общее число жертв белогвардейцев и интервентов в Крыму за 1918-1920 гг. существенно больше. «Белый террор» в Крыму в 1920 году наиболее решительно и жестко проводили генералы А.Я.Слащев, А.П.Кутепов, Е.К.Климович. В этой связи пред. РВСР Л.Д.Троцкий предложил РВС Южного фронта телеграммой №961 от 18.10.20 провести в Крыму ответный «красный террор». В частности, в телеграмме сказано: «Принимая во внимание, что можно ожидать перелома в военных операциях, прошу высказаться, не считаете ли вы целесообразным издать с нашей стороны приказ о поголовном истреблении всех лиц врангелевского командного состава, захваченного с оружием в руках. Этот приказ можно мотивировать как ссылкой на упомянутый приказ Врангеля, так и на тот факт, что Центральное Советское правительство дважды предлагало врангелевским офицерам сдаться, обещая им полную амнистию». [5] В ответ на эту телеграмму РВС Южного фронта 18.10.20 сообщил: «Предложенную Вами меру Реввоенсовет Южного фронта находит нецелесообразной ввиду, во-первых, значительного количества у Врангеля комсостава из Красной Армии, в том числе красных командиров, что установлено их перебежкой во время последних боев, во-вторых, пониженного настроения среди врангелевского офицерства, которое в последних боях легко сдавалось в плен, в-третьих, возможного при дальнейших неудачах Врангеля восстания демократической части офицерства, в-четвертых, приказ Врангеля на деле полностью не проводится. Подписи: РВС Южного фронта – Гусев, Фрунзе». [6] Таким образом, 18.10.20 предложение Москвы о проведении массового «красного террора» в Крыму реввоенсоветом Южного фронта было отклонено. Сегодня в крымских расстрелах огульно обвиняют не только Б.Куна и Р.С.Землячку, но и командующего Южным фронтом М.В.Фрунзе. Позиция М.В.Фрунзе и С.И.Гусева по данном вопросу в приведенном документе изложена ясно. И никакого отношения к крымским расстрелам Михаил Васильевич Фрунзе не имел! Современные фальсификаторы в статьях о крымских расстрелах ссылаются на мифические телеграммы Б.Куна, Р.С.Землячки, М.В.Фрунзе. И ни в одной такой статье текста телеграмм со ссылкой на архивный источник не приводиться. Не было таких телеграмм! А вот телеграммы Л.Д.Троцкого и РВС Южного фронта – это факт, Текст их приведен и источники указаны.

   Итак, РВС Южного фронта высказался против «красного террора». Но такой террор был проведен. Так кто же его организовал и зачем? Ответим на этом вопрос с помощью документов. Сперва, рассмотрим секретную телеграмму Ф.Э.Дзержинского (пред. ВЧК) 16.11.20 в адрес В.Н.Манцева (зав ОО Южного и Юго-Западного фронтов). В ней сказано: «Примете все меры, что бы из Крыма не прошли на материк ни один белогвардеец. Поступайте с ними согласно данных Вам мною в Москве инструкций. Будет величайшим несчастием Республики, если им удастся просочиться. Из Крыма не должен быть пропускаем никто из населения и красноармейцев. Все командировки должны быть сугубо контролированы. Примите самые энергичные меры и ежедневно докладывайте мне, что Вами предпринято и с каким результатом, во исполнение данного приказа, №514 с». [7] Из текста данной телеграммы следует, что Ф.Э. Дзержинский дал указания В.Н.Манцеву из Крыма «никого не выпускать». Также из текста телеграммы следует, что ранее В.Н.Манцев получил от Ф.Э.Дзержинского какие-то устные инструкции на предмет Крыма. Их суть в телеграмме не раскрывается. Ранее, 9.11.20 в СНК РСФСР и РВСР поступила срочная телеграмма командующего Южным фронтом М.В.Фрунзе «о тяжелом продовольственном положении в Крыму». А это означало, что в Крыму возникла угроза голода. С учетом телеграммы М.В.Фрунзе указания Ф.Э.Дзержинского В.Н.Манцеву приобретают достаточно зловещее содержание. И получается, что проведенные в Крыму массовые расстрелы являлись четким исполнение приказа Ф.Э.Дзержинского от 16.11.20 – «что бы из Крыма не прошли на материк ни один белогвардеец». Именно В.Н.Манцев и провел всю организационную работу по подготовке «красного террора». На основании архивных документов установлены даты 4-х командировок В.Н.Манцева в Крым. Первые две были связаны с подготовкой наступления Красной Армии, и рассматривать их нет необходимости. Зато две другие командировки очень важны. Это поездки В.Н.Манцева в Крым с 5 по 15 ноября и с 17 ноября по 18 декабря 1920 года. Первую поездка В.Н.Манцев позднее назвал «оценкой оперативной обстановки». Ее цель: определить число жертв террора и исполнителей его проведения. Следующая командировка в Крым – это непосредственного исполнение приказа пред. ВЧК Ф.Э.Дзержинского. Уже 21.11.20 В.Н.Манцев своим приказом сформировал «Крымскую ударную чекистскую группу». Ее руководителем он назначил Е.Г.Евдокимова (зам нач. ОО Южного и Юго-Западного фронтов). К тому времени это был весьма известный и авторитетный чекист. Он проявил хорошие организаторские качества и личное мужество на Восточном и Южном фронтах. В Царицыне познакомился с И.В.Сталиным и пользовался у него большим доверием. Сохранилось личное свидетельство о приезде Е.Г.Евдокимова в Крым: «С головы до ног он был одет в новенькую светло-желтую кожу. На пальцах много золотых перстней». [8] Насколько это свидетельство правдиво – судить сложно. Но образ личности оно создает. Е.Г.Евдокимов действительно любил одеваться эффектно, и был не равнодушен к драгоценным украшениям. Но вернемся к организации террора. Созданная В.Н.Манцевым «ударная группа» стала главным органом организации «красного террора». Сперва она обязала местные ревкомы, органы милиции и ЧК провести срочную и полную регистрацию всего антисоветского элемента. Списки зарегистрированных было предписано отправить лично Е.Г.Евдокимову. Это распоряжении было исполнено 26.11.20. Затем В.Н.Манцев и Е.Г.Евдокимов приказами организовали специальные чекистские «тройки». Они и выносили смертные приговоры и контролировали их немедленное исполнение. Первая такая тройка была сформирована в Симферополе. Она именовалась как «Чрезвычайная тройка ОО Южного фронта». До декабря ее возглавлял В.Н.Манцев, а затем Е.Г.Евдокимов. Членами этой тройки стали Е.Г.Евдокимов и В.И.Плят. Эта тройка являлась главным карательным органом в Крыму. Она работала в Симферополе, а с декабря в Севастополе. Члены этой тройки занимались организацией остальных троек и координацией из деятельности. «Чрезвычайная тройка ОО Южного фронта» работала ежедневно. В Симферополе только 22.11.20 ею осуждено к расстрелу: сперва–-117 человек, затем - 154 человека, затем - 857 человек. [9] Тройка вынесла более 8 тыс. смертных приговоров, которые были немедленно исполнены. Вторая тройка была создана в ноябре 1920 года в Джанкое. Она именовалась как ««Чрезвычайная тройка ОО 4-й армии и Крыма». Ее возглавил зав ОО 4-й армии Н.М.Быстрых, а членами введены С.А.Брянцев и А.Л.Цибин. Телеграммой от 24.11.20 Н.М.Быстрых сообщил В.Н.Манцеву о приведение в исполнение смертных приговоров, вынесенных чрезвычайной тройкой 13-ю постановлениями. Все было исполнено 1667 приговоров. [10] Затем была создана третья тройка. Она именовалась как «Особая тройка ОО 4-й армии и Крыма». Ее возглавил А.И.Михельсон. Это тройкой только в декабре 1920 года было осуждено к расстрелу 523 человека. Аналогичные тройки были в организованы во всех городах Крыма. В Ялте смертные приговоры выносила «Чрезвычайная тройка Крымской ударной группы управления ОО ВЧК при РВС Южного и Юго-Западного фронтов». Ее возглавляли: В.Н.Чернобровый, затем- Э.Удрис. В Феодосии смертные приговоры выносила «Чрезвычайная тройка ОО 13-й армии». Ее возглавлял И.М.Данишевский. Всего в Крыму в ноябре 1920 года было создано 8 чекистских троек. Одновременно массовыми расстрелами занимался ОО 4-й армии под руководством И.И.Каминского (он же пред. Крымской ЧК). В 2005 году в Киеве вышла книга Л.М.Абраменко «Последняя обитель. Крым. 1920-1921 гг.». В ней опубликованы многочисленные архивные документы по крымским расстрелам. Не мифы, а документы! Эта книга в России совершенно не известна. А жаль, поскольку она то базируется на фактах, а не на авторских фантазиях. И составы расстрелянных троек взяты из этой книги!

   Таким образом, приказ о массовых расстрелах в Крыму дал в ноябре 1920 года пред. ВЧК Ф.Э.Дзержинский. Проводил в жизнь этот приказ В.Н.Манцев. Главными организаторами массовых расстрелов являлись Е.Г.Евдокимов, В.И.Плят, И.И.Каминский. А смертные приговоры выносили чекисты Н.М.Быстрых, А.И.Михельсон, С.А.Брянцев, А.Л.Цыбин, И.М.Данишевский и др. В современных публикациях о крымских расстрелах эти фамилии вообще не упоминаются. Зато в кровожадности обвиняются В.И.Ленин, Л.Д.Троцкий, М.В.Фрунзе, Б.Кун, Р.С.Землячка и др. Некоторые авторы таких публикаций обвиняют в крымских расстрелах «ЖИДОВ-КОМИССАРОВ». Но В.Н.Манцев украинец, Е.Г.Евдокимов – русский, В.И.Плят –поляк, И.И.Каминский –поляк. Так что жидо-масонский коктейль никак не получается! Сегодня журналисты ярлык палача наклеивают на советских государственных деятелей с такой же легкостью, как почтовую марку на конверт. Если большевик, обязательно палач и садюга. Итак, виновные и организаторы крымских расстрелов установлены. Кто же эти люди? Психопаты, садисты, выродки. Да нет. Это рядовые солдаты партии большевиков. В органы ВЧК они были направлены партией. Никто из них не стремился в чекисты. И эти люди исполняли свой служебный и партийный долг, так, как его понимали. Шла жестокая и кровавая война. Ежедневно тогда люди убивали друг друга на фронте и в тылу. Человеческая жизнь в годы войны ничего не стоит. Души и сердца людей война ожесточает. И убивают они легко и профессионально, без сомнений и угрызений совести. Чекисты именно так и поступали! Так 20.12.20 В.Н.Манцев сообщал в Москву Ф.Э.Дзержинскому, что он очень задержался в Крыму. Далее он пишет: «Это было абсолютно необходимо, ибо белогвардейцы могли оттуда расползтись. Теперь, после Крыма, вероятно, и я получу прозвище “кровавого”. Ну, что же делать. Такое прозвище от буржуа приятно”. [11] Итак, организаторы и исполнители террора установлены.

   Теперь на основании документов установил число жертв этих расстрелов. Современные авторы их исчисляют 70, 100, 120, 150 тысяч. Реальное же число расстрелянных в Крыму было существенно ниже. Напомним сведения Ю.П.Гавена на 14.12.20: расстреляно около 7000, арестовано более 20000. Более точную цифру жертв террора в ноябре-декабре 1920 года дает другой архивный документ: «Наградной лист Е.Г.Евдокимова 1921 года». Он хранится в ФСБ в личном деле этого чекиста. В этом документе сказано: «Предпринятой экспедицией под руководством т. Евдокимова в Крыму был очищен Крымский полуостров от оставшихся врангелевцев и в результате были расстреляны до 12000 человек из коих 30 губернаторов, больше 150 генералов, более 300 полковников, несколько сот контрразведчиков, шпионов, в результате предотвращена была возможность появления в Крыму белых банд». [12] Итак, мы имеет 12 тыс. человек, расстрелянных органами ВЧК в Крыму. Но это цифра не полная, ибо в Крыму массовые расстрелы проводили не только чекисты под началом В.Н.Манцева. Расстреливали людей командиры и бойцы так называемой «Крымской Повстанческой армии», которой командовал матрос анархист А.В.Мокроусов. В качестве доказательства приведем воспоминания одного из командиров этой армии Кулеша. Вот, что он пишет о деятельности повстанцев в Карасу-Базаре в ноябре 1920 года: «Назначили коменданта города, который обыскал только те дома, где находились вредные Советской власти элементы. Арестовано было около 100 человек, из которых большинство расстреляно». А вот, что Кулиш сообщает о Феодосии: «За одну ночь было расстреляно 600-700 человек. Узнав об этом Крымское правительство в г. Симферополе отдало приказ оставить г. Феодосию и перейти партизанам в Старый Крым». [13] По данным Ю. Гавена крымскими повстанцами в ноябре 1920 года самочинно было расстреляно не менее 3000 человек. Таким образом, общее число жертв крымских расстрелов конца 1920 года составляло не более 16 тыс. человек. Это и есть достоверная цифра. Не 50, 100 и 150 тысяч, а всего 16. Но откуда же появились эти 50, 100, 150 тыс. мифических жертв «красного террора» в Крыму. «Источник» у них один. Это книга С.П.Мельгунова «Красный террор в России». Вот, что пишет ее автор в главе «Крым после Врангеля»: «Так было через несколько месяцев после ликвидации Деникинской власти. За Деникиным последовал Врангель. Здесь жертвы исчисляются уже десятками тысяч. Крым назывался «Всероссийским Кладбищем». Мы слушали об этих тысячах от многих, приезжавших в Москву из Крыма. Расстреляно 50000 – сообщает «За Народ» (№1). Другие числа жертв исчисляют в 100-120 тысяч, и даже 150 тысяч. Какая цифра соответствует действительности, мы, кончено, не знаем, пусть она будет значительно ниже указанной». [14] В приведенном абзаце С.П.Мильгунов ясно указывает, что цифры жертв «красного террора» в Крыму условные, и что он не располагает точными данными. Это признание С.П.Мельгунова важно, поскольку сегодня эти же цифры выдают как фактические. Таким образом, общее число жертв крымских расстрелов установлено. Это 15-16 тысяч. Точную цифру таких жертв сегодня установить не возможно. Более 50% протоколов заседаний чрезвычайных троек в Крыму за 1920 год не сохранилось. Часть их опубликовал упомянутый выше Л.М.Абраменко. Очевидно также, что повстанцы армии Мокроусова по расстрелам никаких документов не составляли. Но сохранившиеся архивные документы позволяют определись общее число жертв крымских расстрелов 1920 года в 15-16 тыс. человек. С какой же легкостью современные сказочники увеличили это число в 7-10 раз.

   Карательная деятельность чекистов в Крыму получила высокую оценку со стороны руководства ВЧК. Так, Е.Г.Евдокимов в 1921 году был награжден боевым орденом Красного Знамени. Очень занятую резолюцию на наградном листе Е.Г.Евдокимова оставил М.В.Фрунзе: «Считаю деятельность тов. Евдокимова заслуживающей поощрения. Ввиду особого характера этой деятельности проведение награждения в обычном порядке не совсем удобно». [15] Как говориться, комментарии излишни.

   Теперь остается ответить на последний вопрос: Кого в 1920 году расстреляли в Крыму? Из приведенных выше газетных публикаций таковыми выставляются офицеры армии Врангеля, врачи, инженеры, гимназисты, священники и т.п. Так ли это? Сперва, рассмотрим версию об офицерах врангелевской армии. Общая численность ее в Крыму по официальным советским источникам составляла всего 41 тыс. штыков и сабель (с рядовым составом). [16] На ноябрь 1920 года она снизилась до 31 тыс. штыков и сабель. По данным штаба войск генерала П.Н.Врангеля из Севастополя в ноябре 1920 года было эвакуировано за границу 145693 человека. Из них военнослужащих всего 70 тыс., остальные – гражданские лица. По другим данным белой эмиграции всего из Крыма было эвакуировано 150 тыс. человек. Такая цифра тоже реальна, поскольку эвакуация шла не только из Севастополя. Эвакуировались и из других городов Крыма на маленьких судах и шаландах. Возникает вопрос, как при всей численности врангелевской армии в 31 тыс. человек было эвакуировано 70 тыс. военнослужащих? Ответ на этот вопрос простой. После ухода в отставку Деникина из Добровольческой армии уволилось множество офицеров и генералов, а кое-кого Врангель и сам уволил из армии. Все эти офицеры и военный чиновники являлись военнослужащими, но армии генерала Врангеля не служили. Помимо них в Крыму на 1920 года проживали отставные генералы и офицеры. Это лица, уволившиеся из армии до 1918 года, вернувшиеся из плена, военнослужащие Русского экспедиционного корпуса во Франции, бывшие сотрудники полиции и жандармерии, и т.п. Все эти лица в армии генерала П.Н.Врангеля не служили, но состояли на воинском учете. Они и составили большинство среди эвакуированных из Крыма военнослужащих. По данным штаба генерала П.Н.Врангеля из 70 тыс. военнослужащих, эвакуированных из Крыма, только 27 тыс. находились на воинской службе. Из них, 21 тыс. составляли казаки. [17] Произведем элементарный подсчет: 31 тыс. (всего врангелевских войск) - 27 тыс. (эвакуированных). Остается 4 тыс. человек. Таким образом, в Крыму после эвакуации могло находиться не более 4 тыс. военнослужащих всей армии генерала П.Н.Врангеля, включая рядовых и казаков. Телеграммой от 10.11.20 РВС Южного фронта сообщал в РВСР, что в плен захвачено офицеров, военных врачей и чиновников 750 человек. Из них - 560 вывезены на Украину в лагеря для военнопленных. [18] Итого в Крыму на начало массовых расстрелов пленных офицеров, врачей, военных чиновников - 90 человек. Зато буйная фантазия журналиста В.Имантова их превратила в 50-70 тыс. Как учил доктор Геббельс: Чем наглее ложь, тем больше народ в нее верит. Таким образом, офицеров врангелевской армии в конце 1920 года было расстреляно не более 90 человек. Столько таковых в Крыму на ноябрь 1920 года. И не факт, что всех их расстреляли. Таким образом, расстрел десятков тысяч пленных врангелевских офицеров это наглая ложь. Но 12 тыс. человек в Крыму чекисты расстреляли. Кто же эти жертвы? А это представители русской политической эмиграции первой волны. Они бежали из России на Украину с апреля по октябрь 1918 года. Немцы в текст мирного договора, подписанного в Брест-Литовске, включили пункт, который обязывал советские власти пропустить через границу граждан, желающих покинуть страну. Таковыми были бывшие крупные сановники царской власти, помещики, фабриканты, купцы, банкиры, торговцы и спекулянты, привилегированные слои научной и технической интеллигенции. Бежали тогда на Украину и простые городские обыватели. В городах России тогда не было электричества, не работало отопление домов, остановились трамваи, возник острый дефицит продовольствия, вспыхивали инфекционные эпидемии, обнаглел уголовный бандитизм. Причин бежать из России в 1918 году было более чем достаточно. Часть таких людей переходило российско-украинскую границу нелегально. Так поступали политические противники большевиков (кадеты, монархисты, эсеры, анархисты, меньшевики, бундовцы, сионисты), бывшие служащие царской полиции и жандармерии. Сегодня установить точное число граждан Советской России прибывших в 1918 году на Украину не возможно. По оценкам германского оккупационного командования это более 1 млн. человек. Такова была первая волна русской политической эмиграции. Все эти политические беженцы оказались на украинской земле в мышеловке. Они не могли не только попасть в страны Антанты, но и пересечь украинскую границу. Немцы, а затем и поляки через границу русских не пропускали. Режим гетмана Скоропадского к русским политическим беженцам относился лояльно. Многие генералы, офицеры, врачи поступили на службу в Украинскую армию. Чиновники устроились на работу в украинские министерства, государственные и земские учреждения. Профессура стала преподавать в университетах и вузах Киева и Одессы. Инженеры служили на сахарных, химических, металлургических заводах, угольных шахтах. До конца 1918 года все, кто бежал из Советской России, осели в украинских городах и приспособились к местным условиям. Но все разом изменилось с крахом режима Скоропадского и захватом власти петлюровцами. Русских повыгоняли со службы, стали унижать, грабить и выгонять из городов. Незначительная часть русских беженцев тогда сумела просочиться в Польшу, Латвию, Литву, Эстонию. Остальные побежали в Крым. В то время Крым в состав Украины не входил и являлся самостоятельным государством. Власти Крыма осенью 1918 года сумели установить с Антантой дружеские отношения и позволили ее военным кораблям базироваться в Севастополе и Николаеве. Максимальное число русских беженцев в Крыму отмечалось в период с декабря 1918 года до июля 1919. После захвата Крыма многие русские беженцы вернулись на Украину и расселилась по разным городам. Но часть их осталась в Крыму. Эти люди надеялись через Крым эмигрировать в страны Европы, где уже завершилась мировая война и стала налаживаться мирная жизнь. Но надежды эти оказались тщетными. Точного учета русских беженцев в Крыму в то время не велось. По оценкам администрации генерала П.Н.Врангеля беженцев и переселенцев в Крыму на май 1920 года было не менее 250 тыс. человек. Очевидно, что после разгрома войск Врангеля и прихода в Крым Красной Армии все эти пришлые люди остались. Но это были очень специфические социальные категории населения. Рабочие и крестьяне в 1918 года из Советской России на Украину не бежали. И не случайно на собрании Московской организации РКП(б) В.И.Ленин 6.12.20 заявил, что «сейчас в Крыму 300 тыс. буржуазии, это источник будущей спекуляции, шпионства, всякой помощи капиталистам». [19] Понятно, что Ленин использовал условную цифру, ибо численность антисоветского элемента в Крыму он тогда знать не мог! Но на 1920 год там находились сотни тысяч русских беженцев. Среди них, бывшие царские сановники, генералы, полковники, жандармы, полицейские, помещики, фабриканты, банкиры, купцы, крупные биржевые спекулянты, управляющие заводами и шахтами. И это были не просто беженцы, а лютые враги Советской власти. Именно они и стали жертвами «красного террора» в Крыму. Чекисты расстреливали не обывателей, а сознательных врагов Советской власти! Убивали зубастых волков, а не пушистых ягнят. Оценивая крымскую трагедию 1920 года, это следует четко сознавать. А не купаться в луже сладенькой лжи с сентиментальными соплями. В Россию тогда 3 года шла гражданская война, и взаимные кровные счеты воющих сторон исчислялись сотнями тысяч смертей. И искать среди расстрелянных 15-16 тыс. учителей, врачей, инженеров, гимназистов, священников, монахов бесполезно. Среди жертв ТАКОВЫХ НЕТ. Зато имеется «30 губернаторов, больше 150 генералов, более 300 полковников, несколько сот контрразведчиков, шпионов» (из наградного листа Е.Г.Евдокимова). Еще больше среди них представителей русской буржуазии. Именно эти категории граждан в 1920 году и составили 15-16 тыс. жертв. Сегодня это сознательно и старательно скрывается от россиян. Для этого и придумываются «пленные офицеры», гимназисты, инженеры, врачи, учителя, священники…. Признать, что в 1920 году большевики расстреливали в Крыму буржуазию, очень опасно. Когда большая часть населения России ненавидит олигархов и торгашей, то исторический пример может быть заразительным! Одним махом шлепнуть Потаниных, Чубайсов, Прохоровых, Абрамовичей…. Вот зачем сочиняются сказки о невинно убиенных «православных».

   На все вопросы по крымским расстрелам ответы получены. И отрицать, что большевики тогда лишили жизни 15-16 тыс. человек, глупо. Но как нам сегодня воспринимать те трагические события? Прежде всего, как акт классовой мести! За годы гражданской войны накопилось море кровных счетов. Родные и близкие жертв «белого террора» требовали от Советской власти крови. Они желали крови, а не судебных процессов и юридических доказательств вины. Месть в доказательствах и адвокатах не нуждается. Это древнейшее право мужчины в обществе, позволяющее карать смертью убийц и насильников. По мере развития цивилизации государство это право взяло на себя. Смертная казнь, это не наказание. Те, кто именуют смертную казнь наказанием, либо мерзавцы, либо полные идиоты. Смертью наказать человека невозможно. Смертная казнь – это узаконенное обществом истребление опасных элементов или удовлетворение личного права гражданина на кровную месть. Сегодня общество достигло таких «вершин» своего развития, что это право отменило. В таком обществе кровную месть и смертную казнь принято считать позорными пережитками средневековья. Но возможно и иная точка зрения. Отмена смертной казни является признаком вырождения и деградации общества. Эта отмена и обеспечивает в нем непрерывное воспроизводство маньяков, насильников, садистов, убийц…. В 1920 году советское государство признавало за гражданином право личной мести за гибель родных и близких. И обеспечивалось это право наганами чекистов. Из них расстреливали не только политических врагов Советской власти, но и бандитов, насильников, убийц, садистов. В Крыму чекисты истребили политических и классовых врагов Советской власти, и обеспечили право на кровную месть граждан, пострадавших от «белого террора». Следует также отметить, что Москва решением о проведении «красного террора» в Крыму принимала в чрезвычайно сложенной военно-политической обстановке. Советско-польская война еще не была завершена, поляки в любой момент могли нарушить перемирие и начать очередное вторжение на Украину. Польский Ген. Штаб еще зимой 1920 года разработал план прорыва польской армии на Юг Украины и захвата Крыма. И его в Варшаве никто не отменял! В ноябре 1920 году началась жестокая и кровопролитная борьба Советской власти с махновщиной. Именно тогда Н.И.Махно стал злейшим и непримиримым врагом Советской власти. Его банды уничтожали коммунистов и нападали на части Красной Армии. Махновцы несколько раз прорывались к Крыму и создавали реальную угрозу блокады полуострова с материка. На Кубани осенью 1920 года оперировало множество белогвардейских казачьих банд. С их стороны предпринимались попытки высадиться на азовском побережье Крыма. Важно также вспомнить, что уже в ноябре 1920 года продовольственные ресурсы Крыма были исчерпаны, и возникла реальная угроза голода. Голод же в Крыму разразился весной 1921 года. Он унес десятки тысяч человеческих жизней. В такой непростой и очень опасной обстановке в ВЧК принималось решение о массовых расстрелах в Крыму. И такое решение в ноябре 1920 года Ф.Э.Дзержинский принял. Но была ли в нем военная и политическая необходимость? Ответ однозначный: такой необходимости не было. Решением Ф.Э.Дзержинского о проведении террора было поспешным и политически ошибочным. Оно нанесло авторитету Советской власти и коммунистической партии огромный вред. Сильная и прочная власть обязана быть милосердной. Террор это явный признак слабости власти. Крымский террор яркий тому пример. Никакой военно-политической необходимости в нем не было. На территории Крыма тогда размещалось не менее 6 дивизий Красной Армии. Эта военная сила была способна быстро и жестко подавить любое восстание или бунт. Проблему антисоветского элемента в Крыму можно было организовано решить административными средствами. Поэтому, лишать жизни 12. тыс. человек никакой необходимости не было. Это чрезмерная и неоправданная жестокость. Она совершалась от имени Советской власти. Только не Советской властью, а отдельными чекистами. И эти действия чекистов в Крыму имели серьезные политические последствия. Они раскололи не только Крымскую организацию РКП(б), но и местное беспартийное население. Большинство рабочих и крестьян «красный террор» решительно осудило. Такую же оценку ему дали многие командиры и бойцы Красной Армии. А вот коммунисты отнеслись к данным трагическим событиям неоднозначно. Часть и не малая членов партии открыто поддержала террор. В основном это были коренные жители Крыма, которые пережили ужасы белогвардейской власти. Зато коммунисты, прибывшие на работу в Крым в конце 1920 года, террор осудили и требовали его немедленно прекратить. В фондах РГАСПИ и ГАРФ хранятся сотни писем граждан с осуждением или поддержкой «красного террора». В Москве такой реакции на массовые расстрелы не ожидали. Чтобы погасить волну возмущений был смещен с должности пред. Крымского ревкома Б.Кун и отозван в Москву. Его должность занял украинский коммунист М.К.Ветошкин. Он сразу же распустил Крымскую ЧК и упразднил «чрезвычайные чекистские тройки». Массовые расстрелы были прекращены. Около 2-х недель все органы ЧК Крыма вообще не работали. По приказу М.К.Ветошкина бывший пред. Крымской ЧК И.И.Каминский был арестован. Узнав об этом, Е.Г.Евдокимов спешно выехал из Крыма в Харьков. Сегодня опубликовано в печати и размещено в электронной сети множество статей по «красному террору» в Крыму. Почему в этих публикациях ничего не сообщается о действиях М.К.Ветошкина? Ничего! Конфликт Крымского ревкома с ВЧК имел дальнейшее развитие. М.К.Ветошкин 28.12.20 телеграммой вызвал В.Н.Манцева в Симферополь «для объяснений». В.Н.Манцев в Крым по понятным причинам не выехал, и нажаловался на действия М.К.Ветошкина в Москву. Ф.Э.Дзержинский телеграммой потребовал от Крымского ревкома освободить И.И.Каминского и отправить его Москву «для следствия». В Москве никакого следствия не проводилось, и И.И.Каминский получил новую должность. Ф.Э.Дзержинский был очень озабочен сложившейся в Крыму ситуацией и позицией Крымского ревкома. Для урегулирования конфликта и восстановления деятельности ЧК он командировал в Симферополь свое доверенное лицо - С.Ф.Реденса. В Симферополь С.Ф.Реденс прибыл 19.01.21. Там он организовал полномочное представительство ВЧК. Не без участия Ф.Э.Дзержинского М.К.Ветошкин в январе 1921 года был отозван из Крыма в Харьков. Новым председателем Крымского ревкома временно стал С.Давыдов, которого вскоре сменил А.М.Лидэ. Эти коммунисты руководили ревкомом очень короткий срок и мало чем себя проявили. В феврале 1921 года Крымский ревком возглавил уральский работник М.Х.Поляков. Именно с ним С.Ф.Реденс быстро урегулировал возникший конфликт. В марте 1921 года приказом С.Ф.Реденса в Симферополе, Севастополе и Керчи были созданы городские ЧК. Каждую из них приказ наделил правом выносить смертные приговоры. Этим же приказом в Феодосии, Евпатории и Керчи были созданы политбюро. Они наделялись правом лишь вести следствие. В Ялте позднее была создана уездная ЧК (пред. В.В.Корбалев). Она также была наделена правом выносить смертные приговоры. Но никаких массовых расстрелов эти ЧК уже не проводили. Так, Симферопольская городская ЧК (пред. М.М.Вихман) с марта по май 1921 года вынесла всего 45 смертных приговоров. Приказом 18.04.21 С.Ф.Реденс самоличным без согласия Крымского ревкома вновь образовал Крымскую ЧК. Ее руководителем он назначил М.М.Вихмана. Эта ЧК была наделена правом выносить приговоры. Крымский ревком такое решение узаконил своим постановлением только 7.05.21. Он же назначил нового руководителя Крымской ЧК Н.А.Смирнова. Теперь ситуация в карательной политике Советской власти в Крыму качественно поменялась. Смертные приговоры стала выносить только Крымская ЧК. На этом рассмотрение крымских событий конца 1920 года можно завершить.

   Теперь следует вернуться к общественному восприятию трагических событий в Крыму 1920 году. Однозначной и ясной их оценки сегодня в нашем обществе быть не может. Она будет существенно отличаться в зависимости от убеждений, политический взглядов и моральных норм человека. Кто-то этот террор осудит, а кто-то станет оправдывать. Но, давая даже личную оценку, следует твердо помнить. В 1920 году наша страна была качественно иной, чем сегодня. Она жила по иным законам, нормам и правилам. Граждане этой страны исповедовали отличную от нашей мораль и иначе, чем мы, воспринимали окружающий мир. Они тогда творили не только собственную судьбу, но и судьбу своей страны и всего человечества. Современный человек даже собственную судьбу изменить не может. Кролики и мыши львов не судят! Сегодня крымские расстрелы 1920 года очень часто именую «преступлением». Забывая при этом, что эти расстрелы проводились в военное время. В любом обществе и государстве во время войны уничтожение врага является главным законом жизни. Почему-то современные люди этого не желают понимать. Можно конечно такой закон отрицать. Но тогда уничтожение нашими спецслужбами боевиков на Кавказе тогда следует тоже именовать «преступлением». Тем более, что Россия сегодня не воют и по законам военного времени не живет. И ни один наш журналист или правозащитник ликвидацию бандитов на Кавказе «преступлением» не называет. Ибо знают, что за этим последует. Быть смелыми и дерзкими с умершими большевиками легко и безнаказанно. Но прежде чем наклевать ярлыки в отношении Советской власти, следует хорошо подумать. Особенно нашим политикам и услужливым журналистам. А то ведь такой ярлык может вернуться лет через 10 бумерангом.

   Теперь следует кратко затронуть упомянутую книгу С.П.Мельгунова «Красный террор в России». Она упоминалась в тексте ранее. Сегодня «труд» С.П.Мельгунова в публикациях в качестве «источника» цитируют кому не лень. С.П.Мельгунов - это известный русский историк, оказавшийся в эмиграции. Доступа к документам Советской власти, тем более ВЧК он не имел. В белой армии С.П.Мельгунов никогда не служил и доступа к секретным документам белогвардейцев также иметь не мог. Книгу «Красный террор в России» он написал и издал в Берлине. Основной этой книги стали сводки ОСВАГ за 1919 год. Так именовалась в декининской администрации разведывательно-информационная служба, которая проводила антикоммунистическую пропаганду на территории, захваченной белогвардейцами. Руководил ОСВАГ сперва кадет С.С.Чахотин, затем –кадет К.Н.Соколов. Сотрудники ОСВАГ сводки сочиняли, а точнее - фабриковали. Достоверной информации в них нет. Цель таких сводок – активная антикоммунистическая пропаганда, а не объективное информирование общественности. Они и сегодня хранятся в ГАРФ в фонде «Белая эмиграция». Любой человек может заказать эти документы и посмотреть их. И убедиться, что С.П.Мельгунов брал для своей книги информацию из данных сводок. Он же дополнил сводки ОСВАГ всевозможными слухами и сплетнями, которые в двадцатые годы циркулировали в среде русской эмиграции. Книга С.П.Мельгунова - классический пример исторической мистификации и мифологии. Увы, современные авторы в России с историческими документами в государственных архивах работать не желают. Они в качестве «источников» предпочитают книжонку С.П.Мельгунова. И многие из них искренне верят в глупости, написанные в подобных «источниках». В частности, М.Познякова и В.Имантов. В своих статьях они использовали только книгу С.П.Мельгунова.

   Сегодня в России для людей открыты архивы. Это в советское время там работали только избранные и проверенные кадры. Архивы то теперь открыты. Но кто в них сегодня работает? Это иностранцы, аспиранты, провинциальные краеведы, и атикоммунисты, отрабатывающие западные гранты. Таким людям наша история, как и судьба России «по барабану». Зато серьезный и грамотный исследователь сегодня в архивы не ходит. И есть ли он в современной России? Возможно, что уже и нет! Зато учеников доктора Геббельса у нас в избытке. Лживые газетные статейки по советской истории это лишь капли яда, отравляющего сознание россиян. Сегодня при бездействии нашей власти огромное море такого яда разлилось в мире телевидения и электронных средств массовой информации. Только в электронной сети о «красном терроре» в Крыму 1920 года размещено несколько десятков статей. Все они написаны как под копирку. В разных вариациях в них распространяется одна и та же ложь. Как «кровавые монстры» большевики уничтожили «пленных офицеров, учителей, врачей, студентов, священников, сестер милосердия». И все те же тухлые и подлые цифры жертв – 50,70, 100, 150 тысяч. Доктор Геббельс может гордиться современной школой лжи, клеветы и подлости. Как нас сегодня пугают фашизмом. Но фашисты в России - это не только накаченные бритоголовые молодчики, марширующие на улицах городов. В ряды фашистов давно влились многие российские журналисты. Своей ежедневной деятельностью они разрушают связь поколений и формируют в обществе чувство стыда за историю своей Родины. Главным их жертвой является молодежь. Ложь и клевету она жадно впитывает, запоминает и распространяет. Сегодня многие школьники и студенты искренне считают, что нет разницы между Гитлером, Лениным и Сталиным. Для них коммунисты и фашисты – это одно и то же. А то, что именно коммунисты шли в первых рядах добровольцами на фронт, они не знают. И не знают они, как Красная Армия стала легендарной и непобедимой. Ее такой создали и организовали коммунисты. И воевала эта Армия не за рыночную экономику и «демократические ценности». Она сражалась на фронтах за мировую победу Коммунизма. Память об этом у нашего народа десятилетия старательно вытравляют. Этим то и занимаются российские ученики доктора Геббельса! Сам доктор давно уже в аду. Ученики его в рай уж точно не попадут. Встреча с учителем состоится обязательно.

   Константин Скоркин.

 

   [1] «Смена», №243, 8.11.2000, Петербург, с.1 (В.Имантов «Крым поливали натуральным красителем»).

   [2] РГАСПИ, ф.17, оп.112, д.118, л.114-115.

   [3] Военно-исторический журнал, №7, 1990, с.72 («Неизвестная телеграмма Л.Д.Троцкого РВС Южного фронта»).

   [4] РГАСПИ, Справка истпарта Крымского обкома ВКП(б) от 27.12.31 (храниться в отделе использования документов).

   [5] Военно-исторический журнал, №7, 1990, с.72 («Неизвестная телеграмма Л.Д.Троцкого РВС Южного фронта»).

   [6] Военно-исторический журнал, №7, 1990, с.72 («Неизвестная телеграмма Л.Д.Троцкого РВС Южного фронта»).

   [7] РГАСПИ, ф.76, оп.3, д.138, л.1.

   [8] Дубів В. Уламок з мого життя // Визвольний шлях, Лондон 1966, № VII-VIII, с.918.

   [9] Л.М.Абраменко Последняя обитель. Крым. 1920-1921 годы, Киев 2005, с.230, 233, 236.

   [10] Л.М.Абраменко Последняя обитель. Крым. 1920-1921 годы, Киев 2005, с.228.

   [11] Права человек, М., 1996, с.206 (В.Д.Тополянский Вожди в законе).

   [12] Личное дело сотрудника ОГПУ Е.Г.Евдокимова.

   [13] Летопись революции, №1, Харьков 1923, с.140-141 (Кулиш «Первый десант на берегах Крыма»).

   [14] С.П.Мельгунов Красный террор в России, М.,1990, с.66.

   [15] Личное дело сотрудника ОГПУ Е.Г.Евдокимова.

   [16] Гражданская война и военная интервенция в СССР, энциклопедия, М.1987, с.454.

   [17] Великий исход, Белград 1928, с.127.

   [18] РГАСПИ, ф.17, оп.12, д.277, л.14.

   [19] В.И.Ленин, ПСС, т.42, с.74.

 

Прислала Ирина Маленко

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Трудовая Россия и АКМ-ТР @ 2004-2006 trudoros@narod.ru