АВАНГАРД
КРАСНОЙ МОЛОДЁЖИ  

ТРУДОВОЙ РОССИИ


Официальный сайт "Авангарда Красной Молодежи Трудовой России" | www.TRUDOROS.narod.ru | trudoros@narod.ru | Обновление от 01.01.07


Евроинтеграция по-русски – билет на тонущий Титаник

 

   За пару дней до Гайдаровского форума, ставшего российским аналогом и генеральной репетицией перед Давосским экономическим форумом, один из его видных участников, ректор РАНХиГС Владимир Мау, дал весьма примечательное интервью, в котором в очередной раз высветил всю глубину отечественной либеральной мысли. Имеет смысл остановиться хотя бы на части из озвученных им тезисов. Прежде всего, заслуживат внимания предпринятая им очередная попытка развернуть вектор движения России с Востока, чуждого российским либералам своим сильным национальным самосознанием и неприятием «общечеловеческих ценностей», в пользу Запада.

   Нет ничего удивительного в том, что Владимир Мау, известный своей повышенной симпатией к либеральному лагерю, настаивает именно на интенсификации интеграции России с Евросоюзом. По своей сути эта идея Мау очень перекликается с его недавним заявлением, что России вообще имеет смысл отказаться от каких бы то ни было мер по поддержке отечественной экономики и вместо стимулирования нефтепереработки и отраслевой диверсификации экономики продолжать продавать за рубеж нефть и прочее и сырьё. А взамен закупать в странах Восточной Европы готовый бензин, дизель и прочие ГСМ, сделанные из российского сырья.

   Сразу отметим, что вся пагубность ситуации состоит в том, что Россия усилиями таких знаковых фигур, как Мау, Чубайс, Ясин и их идейный наставник Гайдар на протяжении всех последних 20 лет встраивается в международную систему разделения труда и активно интегрируется в мировое хозяйство. Вся беда состоит в том, что благодаря слепой вере отечественных либералов в тезисы «рыночного фундаментализма» встраивание России в мировую экономику происходит на правах сырьевой колонии, финансового резервуара и рынка сбыта для крупных международных корпораций.

   В результате чего страна оказывается втянута в ловушку неэквивалентного внешнеэкономического обмена – продавая продукцию низких переделов по сравнительно низким ценам и блокируя отраслевую диверсификацию Россия садится на иглу импортных поставок и утрачивает контроль над ключевыми сегментами рынкам и производственно-управленческими технологиями. А отказ от продуманной стимулирующей денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики втягивает страну в петлю внешних заимствований и провоцирует рост оффшоризации экономики, которые приводят к колоссальным инвестиционным потерям.

 

   Зачем России охваченная кризисом Европа?

   Совершенно несуразным видится приведённый Мау пример со Швейцарией и Норвегией, на которых, якобы, имеет смысл рaвняться России и с которых он советует брать пример. Во-первых, с обеими из них мы в принципе несопоставимы по численности населения – в России проживает порядка 141 млн. человек, что не просто в разы, а на порядок превышает численность населения Норвегии (4,7 млн. человек) и Швейцарии (7,9 млн.).

   Нефтегазовая труба, а также статус финансового кармана Старого Света и производителя часов могут прокормить в лучшем случае 10-15 млн. человек – принимая во внимание разницу в объёмах добычи сырья – 35-40 млн. человек. Каким образом выживать и чем будут заниматься остальные 70% россиянам, которые по объективным причинам находятся за пределами «нефтегазового Титаника», совершенно непонятно. Они просто-напросто окажутся лишним балластом и никому не нужной рабочей силой, которой и так в огромном количестве наблюдается в охваченной кризисом Евросоюзе. Напомним, что норма безработица обновила исторические максимумы и достигла 11,8%.

   Во-вторых, имеются принципиальные отличия в самой структуре экономики и степени развития научно-технического потенциала, которые оставляют за Россией в лучшем случае статус «сырьевой колонии» и «рынка сбыта» для продукции европейских корпораций. Финансово-политические элиты Еврозоны и так не знают, что делать с присоединившийся европейской периферией и Россия для них представляет интерес исключительно в качестве кладовой природных ресурсов - свыше 1/3 мировых запасов невосполнимого минерального сырья и биологических ресурсов.

   В-третьих, Россия обладает уникальным географическим местоположением, выступая в качестве транспортного коридора между задыхающейся в судорогах кризиса Европой и динамично развивающейся Азией. Отказ от самостоятельного развития территорий Сибири и Дальнего Востока (а эти мысли можно постоянно слышать из уст не только либеральных советников, но и высокопоставленных чиновников Белого Дома) будет означать утрату контроля над стратегически значимым транспортно-логистическим узлом.

   Россия просто не нужна Европе и транснациональному капиталу сильной суверенной страной с модернизированной инфраструктурой, высокотехнологичной и конкурентоспособной промышленностью, развитым человеческим капиталом. Для европейских финансово-экономических элит это создаёт риски утраты не только внешних (российских), но и внутренних (европейских) рынков сбыта, что спровоцирует падение выручки и может стать фатальным в условиях сползания мировой экономики в рецессию. А для брюссельской бюрократии означает усиление зависимости от возрастающей мощи стратегического конкурента.

   Принимая во внимание масштабы коррупции, количество административных барьеров, произвол монополистов, аварийное состояние базовой технологической инфраструктуры (износ порядка 80-85%), утрату трудовой мотивации и непозволительно дорогие кредиты, глобальный бизнес и европейские ТНК даже вряд ли будут рассматривать Россию в качестве производственной площадки. Особенно после втягивания России на «Титаник ВТО» в угоду коррумпированным чиновникам, олигархическому капиталу и ТНК, ознаменовавшее окончательный демонтаж остатков внешнеторговых барьеров возможности оказывать адресную поддержку отечественным производителям.

 

   Манипуляции и попытки выдать желаемое за действительное

   Более того, насколько можно судить, в очередной раз имели место манипуляции «либералов» со статистикой с целью приукрашивания действительности и представления ситуации в нужном для себя ключе. Согласно оценкам Росстата, на долю Евросоюза приходится не 55-60%, как это пытается представить ректор РАНХиГС, а порядка 48,8% (январь-октябрь 2012г.). Более того, только за последние 4 года доля европейских стран во внешнеторговом обороте России сжалась с 65,4% в 2008г. до 51,3% в 2011г. В то время как доля одного только Китая во внешней торговле с Китаем расширилась с 5,3% в 2008г. до 7% в 2011 г. и 10,6% по итогам первых 10-ти месяцев 2012 г.

   Так что не стоит переоценивать Старый Свет – Европа скатывается в кризис и Россия нужна ей исключительно в качестве «сырьевого придатка». Западные компании совершенно не заинтересованы в создании конкуренции на российском рынке – в разгар кризиса они сами ищут новые и не до конца освоенные рынки сбыта, которые бы позволили заместить выпадающие доходы от традиционных рынков экономически развитых стран.

   Судя по всему, заявление ректора РАНХиГС Мау носит в большей степени пропагандистский характер и является попыткой выдать желаемое за действительное. Что в большинстве случаев и свойственно доморощенным либералам – не имея возможности найти научное подтверждение своим «прожектам» и идеям они переводят диалог на набор стандартных клише и «общечеловеческие ценности». Это во многом идеологическое заявление – российские либералы и идейные младореформаторы по образу мышления, своему мировосприятию, мотивации и ценностям (их интересует материальное потребление в фешенебельных странах мира) гораздо ближе к Европе, чем к Азии.

   Они предпочитают жить в США и Европе, а не в Китае и Корее. А Россию рассматривают как трофейное пространство на территории которого можно и нужно заниматься хищническим выкачиванием невосполнимого минерального сырья и разворовыванием бюджета, а также сдачей финансово-экономического суверенитета в интересах транснационального капитала на, насколько можно судить, щедро вознаграждаемой основе. Именно по этой причине дети российских «либералов», доведших до упадка отечественную несырьевую промышленность и уничтожающих систему доступного образования, здравоохранения и социального обеспечения, живут в Великобритании, США и, на худой конец, во Франции. И именно в Европе, а не в Азии они держат свои активы: замки, яхты, самолёты, банковские счета и т.д.

   Сознательно не замечая стратегические разногласия между Россией и Европой (в том числе и по вопросу «Европейской энергетической хартии» и доступа на льготных условиях к российскому минеральному сырью) и призывая во что бы то ни стоило интегрироваться с Евросоюзом, который и так не может переварить свою периферийную часть в лице PIIGS, Мау просто делает реверанс в сторону Запада.

   В конце концов, только там рассуждения российских либералов о «модернизации» и «европейской интеграции» готовы слушать: так как эти рекомендации объективно работают на усиление позиций европейских корпораций в России и снятие внешнеэкономических ограничений на доступ иностранных товаров, услуг, капитала и рабочей силы в Россию.

   Тогда как сами европейские власти проводят крайне жёсткую и последовательную протекционистскую политику вопреки всем тезисам о «свободном рынке» и «государственном невмешательстве». Начиная от предоставления экспортно-импортных кредитов и внешнеторговых гарантий и заканчивая расходами на экономику, льготные ставки по кредитам, субсидирование отечественных производителей и преследование конкурентов за «нарушение» прав интеллектуальной собственности и патентного законодательства.

   Есть доктрина «вульгарного либерализма», предназначенная для экспорта в третьи страны с целью упрощения процесса их финансово-экономической колонизации и захвата рынков. А есть жёсткая, последовательная и продуманная национально ориентированная финансово-экономическая политика крупнейших экономик мира с развитым научно-техническим потенциалом, направленная на продвижение геоэкономических и геополитических интересов США, ЕС, Японии, Великобритании и прочих центров силы.

   Более того, в том же самом Китае, Индии, Малайзии и прочих «азиатских драконах» отношение к российским представителям либеральной школы весьма негативное и настороженное. В Азии по достоинству оценили степень профессионализма и способности отечественных реформаторов, которые в 1990-е годы умудрились привести Россию к социально-экономической катастрофе.

   Только по официальным данным Росстат, за период 1990-1996гг. ВВП России обвалился на 45%, промышленное производство – на 60%, обрабатывающие производства – в 5 раз, а капитальные вложения – на 80%. Такие советники и «эксперты» им просто-напросто не нужны – они не пошли убийственным путём «шоковой терапии» в условиях высокой монополизации экономики, а стали постепенно перестраивать экономику и стимулировать частную инициативу за пределами стратегически значимых секторов экономики.

 

   Азиатский рывок

   И, как показал опыт последних десятилетий, они оказались правы – Азия превратилась в крупнейший промышленный центр мировой экономики, а также активно занимается технологическим перевооружением, модернизацией инфраструктуры и развитием наукоёмких производств. Например, Китай не только стал крупнейшим экспортером товаров, обогнав Германию и США, но также стал нетто-экспортёром наукоёмкой и высокотехнологичной продукции. В том числе и в США, что было невозможно представить ещё 10-15 лет назад. Всего же объём экспорта ИКТ и инновационной продукции из КНР подскочил в 12 раз за 15 лет и достиг 520 млрд. долл. Это эквивалентно суммарному экспорту России в 2012г. (530 млрд.), в котором 65% приходится на нефть и газ, а 92% - на продукцию низких переделов.

   Мировая экономика разворачивается на Восток в сторону Китая, Южной Кореи, Индии, Малайзии, Филиппин, Сингапура, Гонконга, Таиланда, Вьетнама и Индонезии. Сделав ставку на предбанкротную Европу можно совершить стратегическую ошибку и окончательно утратить шансы на преодоление технологической отсталости и осуществить выход из состояния деиндустриализированной экономики трубы. Делать ставку нужно на те центры силы и точки роста, которые демонстрируют наибольший потенциал развития и устойчивости. Мировая экономика медленно, но верно сползает в состояние рецессии и именно азиатский регион, сделавший ставку на форсированную модернизацию экономики и технологическое

   Хуже того, по мере разрастания финансово-экономического кризиса в Еврозоне и расширения рецессии с европейской периферии на системообразующие звенья европейской интеграции, платёжеспособный спрос в Еврозоне будет продолжать сжиматься. Хуже того, спад только усиливается – промышленное производство в Еврозоне падает на 3,7%, ВВП теряет 0,6%, новые заказы в промышленности теряют 3,3%, розничные продажи падают на 2,6-3,6%, а уровень безработицы обновил очередной исторический максимум и достиг 11,8%.

   Все разговоры про трансферт технологий, приток иностранного капитала, импорт современных производственных и управленческих технологий так и остались пространными рассуждениями и ни к чему не обязывающими призывами властей. Проект «нефть в обмен на технологии» захлебнулся, так толком и не начавшись – порядка 92% всего притекающего в Россию иностранного капитала составляют иностранные кредиты и займы, которые вообще никоим образом не связаны с модернизацией производства и структурной перестройкой экономики. Даже «режим промышленной сборки», ради которой правительство предоставляло колоссальные налоговые льготы иностранным автогигантам, провалился – степень локализации производства (т.е. доля отечественной продукции) как находилась в районе 27-30%, так с трудом поднялась до 35%.

   Гораздо большие перспективы развития демонстрируют «азиатские тигры» и «драконы» - за последние три-четыре десятилетия страны АТР смогли вырваться из феодального средневековья и стать наиболее динамично развивающимися странами на планете. Да, у них сохраняется огромное количество внутренних дисбалансов - имущественная дифференциация, региональные перекосы, коррупция и высокая зависимость от экспортных поставок товаров и услуг на внешние рынки.

   Однако руководство этих стран их прекрасно понимает и, в отличие от России, активно с ними борется – вкладывает огромные средства в образование и науку, наращивает финансирование технологической инфраструктуры, стимулируем малый и средний бизнес, снижает стоимость кредитных ресурсов, оказывает поддержку в продвижении на внешние рынки и т.д.

 

   Реверанс американским элитам по поводу «красной угрозы»

   Судя по всему, не обошлось в заявлении Владимира Мау и без политики – как истинный либерал (которые, судя по их заявлениям и поступкам, служат интересам глобального бизнеса и российским олигархам), он сделал весьма явный реверанс в сторону США. Указав на необходимость ускоренной интеграции России с Европой и переориентации вектора движения России от Азии к Европе, Владимир Мау косвенно раскритиковал последние инициативы президента Путина по реинтеграции на постсоветском пространстве, возрождению производственно-технологической кооперации в СНГ и созданию регионального финансово-экономического и политического союза.

   В частности, в случае смещения акцента с динамично развивающегося азиатского региона в пользу находящейся в агонии системного и финансово-экономического кризиса Еврозоны, под удар попадут вполне здравые инициативы властей по построению Таможенного Союза и ЕврАзЭс, которые призваны обеспечить возрождение вертикально интегрированных производственно-технологических цепочек создания добавленной стоимости и повысить конкурентоспособность отечественных производителей.

   Другое дело, что при нынешнем запретительно высоком уровне коррупционных поборов, произволе монополий, безудержном росте цен на ГСМ и ЖКХ, аварийном состоянии инфраструктуры и отсутствии доступных долгосрочных кредитных ресурсов никакая интеграция на постсоветском пространстве просто не поможет – население будет нищать, а наукоёмкая промышленность загибаться.

   Складывается такое ощущение, что ректор РАНХиГС осознанно и целенаправленно подыгрывает западным элитам и, в частности, Хилари Клинтон, которая, будучи главой Государственного департамента, на полном серьёзе обвиняла Путина в попытке «красного реванша», а в создании Таможенного Союза и ЕврАзЭс усмотрела стремление возродить СССР. По какой-то удивительной причине у США не вызывают приступов агрессии и маниакальной фобии такие региональные экономические объединения, как МЕРКОСУР, АСЕАН, НАФТА и десятки других, мене заметных и значимых интеграционных объединений.

   Финансово-политические элиты просто не хотят понять, что у России, пускай и контролируемой в большинстве своём коррумпированными чиновниками и сросшимися с ними монополистами, криминалом и олигархическим капиталом, могут быть свои национальные геоэкономические и геополитические интересы. Которые в ряде случаев могут не совпадать с интересами глобального бизнеса и транснационального капитала, а также расходиться с взглядами США по вопросу «распространения демократии».

   Судя по всему, ответ прост – Россия остаётся крупнейшей кладовой природных ресурсов, на территории которой сосредоточено свыше 1/3 невосполнимого минерального сырья и прочих биологических ресурсов. Вкупе с уникальным (и хронически нереализуемым нынешними властями) географическим положением «транспортной артерии» между контролирующим ключевые производственные и управленческие технологии Западом и динамично развивающимся Востоком, а также колоссальным научно-техническим потенциалом, геоэкономическими амбициями и уникальным культурно-историческим типом это не позволяет США спокойно видеть любую интеграцию, проводимую под эгидой России.

   И Владимир Мау, как истинный либерал и идейный «гайдаровец», в преддверии Давосского экономического форума сделал дружественный жест в сторону «старшего брата», указав, что России требуется вернуться к политике соглашательства и развернуться в сторону Запада.

   Притом что, несмотря на всю антиамериканскую риторику, российские чиновники, хранящие собственные активы в тех же американских и европейских банках, по-прежнему реализуют крайне либеральная и крайне дружественная по отношению к США и глобальному бизнесу финансово-экономическую политику. Либералы втянули Россию на «титаник» ВТО, демонтировали остатки валютного контроля и финансового регулирования, отказались от возможности оказания адресной поддержки отечественным товаропроизводителям и сдали практически все потребительские рынки в руки международных корпораций. Неудивительно, что доля продукции ТНК на рынке продовольственных товаров достигает 65%, а на рынке фармацевтической продукции и технологичного оборудования достигает 85% и 95% соответственно.

   И, что самое главное, Минфин по-прежнему продолжает изымать из российской экономики порядка 3-5% ВВП ежегодно и вывозит их в виде «кубышек» в США и ЕС. Практически половина из 530 млрд. долл. международных резервов России номинирована в американских долларах – эти деньги кредитуют бюджетные дефициты и финансируют модернизацию и инновации у стратегических конкурентов России – США, ЕС, Японии, Великобритании и т.д.

 

   Владислав Жуковский

   http://forum-msk.org/material/economic/9733684.html

   Прислала Ирина Маленко

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Трудовая Россия и АКМ-ТР @ 2004-2006 trudoros@narod.ru